Озеро богатыря

Лет двести тому назад жил в деревне Панчжан провинции Хванхэдо богатый и знатный янбан. И были у него сын да дочь. Дочь – умница и красавица, к тому же грамоту знала. Год от года все краше становится, все умнее.

Сколько всяких наук постигла! Слава о ней далеко вокруг разлетелась. Пора замуж девушку выдавать, но где жениха достойного взять?

Как-то тихим весенним вечером вышла девушка в сад, села книгу читать, после в поле пошла, а там цветы распустились. Наклонилась девушка, лепестки потрогала, стих прочла, вдруг слышит, будто эхо ей отвечает.

Испугалась девушка, спрашивает:

– Кто здесь?

Никто не откликается. Огляделась – вокруг ни души. Кто же это стихом ей на стих ответил? Не почудилось же! Подобрала девушка подол, домой собралась, вдруг слышит:

– Чжагын асси (Чжагын асси – вежливое обращение к девушке), это я, Ёнгир!

– Ёнгир? Что ты здесь делаешь?

Успокоилась девушка. А Ёнгир ее за руку взял. Отдернула девушка руку.

Спору нет, Ёнгир и силен и красив, только не пара ей сын слуги. Не раз слышала девушка, как хвалят юношу ее отец с матерью. Говорят, укротил он однажды коня. Тот с привязи сорвался, а Ёнгир схватил его за задние ноги, на землю повалил, в конюшню водворил. В другой раз послали Ёнгира со срочным поручением в Сеул, к важному чиновнику. В путь он отправился утром, к ужину вернулся, тысячу ли пробежал за день. И еще говорят, будто крылья у него под мышками растут, чешуйчатые. А отец даже сказал, что будь Ёнгир сыном янбана, стал бы прославленным полководцем, да вот беда, не от янбана родился он – от слуги.

Девушка лучше всех знала, какой парень Ёнгир, но волю чувствам не давала. Вот и сейчас, когда он взял ее за руку, сказала:

– Не смей!

– Вы уж не обессудьте, – говорит юноша, – но давно ведь известно: родится богатырь – родится и енма, волшебный конь-дракон; родится благородный – родится девушка, его достойная. Родился я, родились вы. И пусть я сын презренного раба, но кто мне запретит, к примеру, героем стать? Какой закон? Нет от рожденья ни короля, ни князя, чиновника или героя – все одинаковы. Вы ведь книги читаете, а там про это написано.

Молчит девушка, голову опустила. Да и что тут скажешь?

– Асси, я вас давно полюбил. Вы такая хорошая, добрая.

Снова взял Ёнгир девушку за руку, а рука горячая – горит огнем.

Испугалась девушка, дрожит. Стоят они, глядят друг на друга. Молчат.

Только и слышно: тук-тук. Это стучат их сердца.

– Иди-ка ты лучше домой, вдруг кто-нибудь увидит? Мы еще встретимся, – тихонько сказала девушка и побежала в сторону. Стоит Ёнгир, смотрит ей вслед, улыбается. После домой пошел.

На следующий день, только завечерело, Ёнгир снова пришел в чходан (Чходан – небольшая хозяйственная пристройка).

Смотрит – девушка навстречу идет. Поклялись юноша с девушкой вечно друг друга любить и стали встречаться тайком. По ночам. Но все тайное становится явным. Узнала мать девушки про их встречи. Мужу и сыну рассказала. Разгневались они. Сын говорит, надо Ёнгира убить, позор смыть.

А отец ему:

– Не так-то легко Ёнгира убить, сын мой! Ведь у него есть крылья, значит, он не простой человек, а богатырь чжанса. А чжансу не убьешь, пока не отрежешь у него крылья. Так в старину говорили.

И вот созвал янбан своих слуг и повелел им отрезать у Ёнгира крылья, когда тот спать будет. Подкрались слуги к спящему юноше, связали, крылья отрезали. К ногам привязали камень тяжелый, в озеро юношу бросили. А юноша вышел из воды и говорит брату девушки:

– Жить мне осталось недолго. Да и зачем она, такая жизнь? Только запомни: умру я – умрет и твоя сестра, брось тогда ее тело в озеро. Не бросишь – беда на твой дом обрушится.

На другой день не нашла мать дочери в ее комнате. Во двор выбежала, смотрит: ее красавица дочь повесилась – за своим Ёнгиром пошла. А перед тем как повеситься, письмо написала:

Пусть тело мое в озеро бросят, где мой Ёнгир на дне лежит.

Гневаются отец с матерью: как можно хоронить дочь янбана вместе с сыном раба! И похоронили дочь в другом месте.

Родилось у янбана еще десять дочерей, в живых ни одной не осталось. Как сравняется девочке пятнадцать – сразу умирает.

С тех пор и стали выдавать девушек раньше, пока пятнадцать лет не сравняется.

И еще говорят, будто в старину, когда совершали обряд кут (Кут – религиозный обряд жертвоприношения, когда шаманы бросают жертву, чтобы умилостивить духа), появлялся дух Ёнгира и люди приносили ему жертву – бросали в озеро бычью ногу.

Комментариев (0)


Оставьте комментарий

Автор:

Текст сообщения: