Кольцо вампира

Мосты через вечность. Новокузнецк: ИД «Озарение», 2008.


ХЕЛЕН. – Сны


Какие странные мгновенья переживаем мы во сне,

Забыв к моменту пробужденья, куда манит нас блик в стекле…

Я смутно утром вспоминаю, как на рассвете вдаль брела.

Названья местности не знаю – там церковь белая была.

А рядом с ней, кирпично-красный, стоит древнейший монастырь,

У стен чернеет абрис ясный – меня встречает поводырь:

Священник… Нет, монах печальный меня в молчании ведет,

Я слышу плеск и рокот дальний – река внутри двора течет.

Но русло подступает близко, касаясь монастырских стен,

А дальше – убегает низко, скрываясь с глаз людских совсем.

Меня подводит провожатый к деревьям низким у реки,

Здесь сыро, воздух, словно сжатый – но я смотрю на взмах руки…

Там резко вниз река уходит и воды красные несет

Под землю… Света не находит… Меня же кто-то дальше ждет…

Я вниз спускаюсь, замечая багряный цвет деревьев вкруг…

Взгляд страстный, но больной встречаю – так кто же он – быть может, друг?

Мы с ним стоим на расстояньи, он только смотрит на меня –

Но наша встреча-расставанье терзает душу среди дня…

Мне этот сон все время снится, его я знаю наизусть!

Но я не помню эти лица! Лишь знаю – я туда вернусь…


ХЕЛЕН – Кольцо


Я о себе сказать сумею немного… В суете дорог

Я верной выбрать не умею… А кто бы это сделать смог?

Семнадцать лет давно минуло, но вишни цвет не облетел,

Вот только счастье я спугнула – ненастья вихрь зашелестел.

Средь мельтешенья городского меня спасают лишь друзья,

Средь вихря, омута людского – и мне их огорчать нельзя.

Я притворяюсь оживленной, веселой, радостной, шальной,

Надеждой счастья окрыленной, скрывая крик души больной.

Уже давно я не любила – лишь страсть, на время обманув,

Меня в объятиях кружила… Я просыпалась, не заснув.

Не знаю, почему мне мало улыбок, встреч, цветов, ночей.

И почему я так устала от гаснущих без слез свечей.

Но знаю точно, что бескрайней становится моя тоска –

Я приближаю миг прощанья и ухожу в моря песка…

В пустыне мрачной по неделям живу средь миражей слепых,

Себе в отчаянье не веря, брожу вокруг камней глухих.

Пустых картинок жизни мало мне, думаю, лишь потому,

Что мое сердце раньше знало любовь души, сон наяву…

И каждый раз, когда в волненьи, спешу на встречу я опять,

Моя душа в слепом забвенье молчит… Ей не дано узнать.


…Тот день обычный был и хмурый – с толпой людей я шла к метро.

Лил дождь холодный и понурый, туч злобных вывернув нутро.

Вдруг я споткнулась ненароком, упав и сумку уронив,

Ударившись пребольно боком и на мгновение застыв.

Ко мне на помощь наклонился какой-то странный человек,

За руку поднял, извинился, в толпе растаял, словно снег…

Я, оглянувшись, посмотрела, надеясь разглядеть лицо,

Но в суматохе не успела… И тут увидела кольцо!

На правом безымянном пальце оно сверкает и блестит,

Как в призрачном неясном танце, оно к себе меня манит.

Кольцо мне прежде неизвестно – по темно-золотым полям

Там надпись: «К жизни я воскресну!» - и два рубина по краям.

Как странно… Это ведь ошибка, не может быть оно моим!

Но вдруг мне видится улыбка того, кто прежде был другим…


ХЕЛЕН - Воспоминания


Теперь не сон – я знаю точно, что триста лет уже назад

Жила любовью я порочной, и жизнью для меня был Влад!

Он появился как проклятье среди роскошной суеты,

Как властелин придворной знати и воплощение мечты.

К нему тянуло всех магнитом, он взглядом душу прожигал…

В каком огне была отлита душа его, никто не знал.

А я была к тому моменту всего лишь молодой женой -

За старым мужем незаметно текла жизнь за чертой иной.

Но вот я на балу придворном увидела глаза его –

С тех пор в тумане злом, притворном не замечала ничего.

Я знала, все красотки Польши мечтали о его любви…

Но с каждым днем душа все больше тянулась к Владу: «Позови!»

Сначала я не замечала – лишь с наступленьем темноты

Свою любовь я вновь встречала, с ним рядом – мертвые цветы…


При свете дня и солнца блеске я не видала никогда

Лица его… В вечернем плеске свечей он приходил всегда.

А зеркала… однажды было – я поправляла свой наряд,

И отвернувшись, вдруг застыла, поймав его горящий взгляд.

Но рядом, в зеркале, со мною я отражения его

Не видела… Ошибкой злою могло быть это… Ничего…

Но вот однажды смертью странной пани Кристина умерла –

Без крови пала бездыханной и света видеть не могла.

А врач, ведя осмотр подробный, на шее ранки две нашел –

Следам зубов они подобны, и страшный мрак на нас сошел…

Кристину вскоре схоронили, но люди видели потом,

Как по ночам она ходила за крови жаждущим глотком!

И склеп ее открыли снова – она была так хороша!

Как будто в жизнь восстать готова, хотя лежала не дыша.

В улыбке приоткрыты губы, как лепестки пурпурных роз –

Видны клыки – вампира зубы! И сердце нам сковал мороз…

Чтоб душу бедную очистить, осины кол ей вбили в грудь –

И капли крови, словно листья, взлетели, завершая путь…

Я помню этот ужас, я же Кристине мачехой была,

И знала, муж с ней рядом ляжет – он дочь любил… А я… ждала

Муж с каждым днем слабел и таял, жизнь с ним напоминала ад –

Но словно обещанье рая, в ночной тиши мне снился Влад.

Мне часто по ночам казалось, что кто-то бьется о стекло –

Иль мышь летучая попалась, на свет свечи ее влекло…

А то еще бывало ночью – часов полночных смолкнет бой,

И словно душу убить хочет, во тьме раздастся волчий вой…

Мой муж недолго продержался и к дочери ушел своей…

Лишь месяц траур продолжался – Влад словно тенью стал моей!

Как вечер – он уже со мною, и я тону в его глазах –

Я за туманной пеленою витаю в смутно-нежных снах…


Но вот однажды мы гуляли в саду среди цветов ночных,

И Влад спросил: «Хелен, Вы знали о жизни мертвых и живых?

О том, что человек не вечен, известно каждому из нас,

Но как бываем мы беспечны пред выбором судьбы подчас…

Душа… Она трепещет, бьется, боится адского огня…

Хелен, а Ваша отзовется моей мольбе любить меня?!

Я одинок в пустыне мрака, но жизнь мне вечная дана –

Со тьмы веков искал я знака любви одной, что суждена!

И я нашел ее! Хелена! Я должен объяснить сейчас

Кто я… Пусть путь мой неизменен, судьбою станет он для нас.

Я обречен бродить извечно средь темноты, подвластен ей.

Но власть моя столь бесконечна – дает мне силы кровь людей!

Хелен! Любимая! Послушай – нас вечность ждет… минутна боль…

А наша кровь навечно души соединит в судьбе одной!

Я кровь твою возьму, как клятву, а жизнь тебе даст моя кровь,

Чтоб не коснулась смерти жатва тебя, Хелен, моя любовь!»

Как мое сердце колотилось! Быть вместе с ним всегда, навек!

Потом сознанье возвратилось – ведь он вампир – не человек!

Кристина… бедное созданье – душа невинная ушла

Во тьму… И в бездне мирозданья она покоя не нашла.

Отец ее сошел в могилу, не видя больше радость дня

Без дочери своей любимой… Так значит, все из-за меня?!

Влад расчищал ко мне дорогу, а всегда его ждала…

Но чуя смутную тревогу, узнать вампира не смогла…

Что ж, я люблю его такого! Он свет всей жизни для меня!

Средь тьмы и сумрака ночного и в жерле адского огня!

…Я помню лишь его объятья и жажду, голод его глаз –

Пускай же вечное проклятье на вечный мрак венчает нас!

Изнемогая, я рыдала, Влад целовал мое лицо,

Потом я стихла и устала… А он мне подарил кольцо…

В его кольце душа вампира, в крови рубинов затаясь,

Заключена с начала мира, о жизни будущей молясь…

«Воскресну к жизни!» - «Что же это?», спросила Влада я тогда –

И слушая его ответы, вдруг поняла – не навсегда…

Не навсегда он проклят Богом, не навсегда он ввергнут в тьму –

К спасенью есть ему дорога, а я… Я помогу ему!

Кольцо надев, вдруг очень ясно я увидала весь свой путь –

Разлука, смерть моя… ужасно… И встреча с ним… когда-нибудь!

«О, Влад!» - в слезах его молила: «Лишь я могу тебя спасти –

В кольце пророческая сила, я этот крест должна нести!

Я для тебя была готова уйти во тьму и свет забыть…

Но слышу я молитвы слово –  свой грех ты можешь искупить!

Вернешь ты душу искупленьем, и Бог тогда б тебя простил…»

Стон Влада полон исступленья: «Хелен! Чтоб я Его просил?!

Мы с Ним враги… Завет нарушив, я знал, что ждет меня потом –

Я проклял собственную душу! Не говори же о пустом…

Кольцо, что ты сейчас надела, когда-то, в первой крови час,

Нашел я возле жертвы тела, глядя в погасший омут глаз…


Напившись той невинной крови, впервые увидал кольцо…

Я помню взгляд душевной боли и помню я … твое лицо!

Она монахиней прекрасной была, прогнав любовь мою…

Веками я искал напрасно, теперь найдя любовь твою!

Пророчество кольца вампира я разгадал уже давно –

Но тьмы ночной милей мне сила, и быть убийцей суждено…

Хелен, я не хочу прощенья, я путь к кресту уже забыл…

И ты подумай – а отмщенье за тех, чьи души я сгубил?!»

Все время этой страстной речи я не спускала с него глаз,

Обняв покрепче Влада плечи, молясь, чтоб Бог помог сейчас…

«Любимый, ты сказал – веками храня, пронес любовь свою?

Все то, что было между нами, до смерти в сердце сохраню…

Не отступлюсь я от решенья – я душу положу свою,

Чтоб вымолить тебе прощенье… Как жизнь и свет тебя люблю!

Я верю в силу покаянья, пусть даже грех ужасен твой –

Но Бог не мстит… А воздаянье…Я поделю его с тобой!

Прощай, наверно в этой жизни нам не увидеться теперь –

Час близок моей горькой тризны…Но ты прости меня… и верь!

Когда-нибудь мы вместе будем, быть может, вновь века пройдут…

Но Влад! Мы слишком сильно любим – друг друга души вновь найдут!»


Он не пускал… Я вырывалась – вдруг луч рассвета заалел…

Влад, застонав, исчез… Казалось он умереть в тот миг хотел…

Я утром собралась в дорогу – в монастыре святом найду,

Чем утолить мою тревогу, и путь свой до конца пройду.

…Нутро вампира все яснее рвалось наружу каждый миг –

На свет глядеть мне все больнее и жажда…крови…красный блик…

В монастыре обряд изгнанья был надо мною проведен –

Как велики мои страданья! но дух не сломлен – изможден.

Я поселилась в келье темной, прося сестер меня забыть –

Молясь в тиши ночей бессонных…Но…как же хочется мне пить!

Да, я вампир теперь, но все же душа моя еще со мной –

Я берегу ее все строже… Но…Крови! Капли хоть одной!

…Я слишком долго умирала, терзаясь жаждой каждый миг…

Но я молитвы не бросала, глядя на чистый, святой лик.

И каждой ночью голос Влада меня молил и призывал…

Нет! Я верну его из ада – Господь его так долго ждал!

…Я помню, как в последнем вздохе я увидала Влада вновь –

Вокруг него огня всполохи, во взгляде – боль вины, любовь…»


ВЛАД - Отчаяние


Хелен! Любовь моя земная! В тот миг рассвета я не смог

Остановить тебя, сгорая…Тебя ведет, наверно, Бог…

Зачем на тяжкие страданья ты обрекаешь нас с тобой?

Я помню краткий миг прощанья, что был дарован нам судьбой:

Я в монастырь не мог проникнуть, но я не покидал тебя –

Хоть на мгновение приникнуть к твоим губам мечтал, любя!

Я по ночам пытался снова к тебе пройти, но не сумел –

Кресты, как тяжкие засовы, держали крепко… Не посмел…

Я знал, как ты страдаешь жаждой – я напоить тебя хотел

Своею кровью… Хоть однажды! Спасти тебя… Но не успел.

И понял, путь, что ты избрала, я должен разделить с тобой,

Чтоб не напрасной жертвой пала любовь моя, ты, ангел мой!

В тот миг, когда твое дыханье уж прерывалось за чертой,

Я вымолил для нас прощанье – в твой смертный час я был с тобой!

Держа тебя в своих объятьях, ловил я твой последний взгляд…

С трудом сдержал слова проклятья – тогда ты прошептала: «Влад…

Молю тебя, сдержи то слово, что дал ты Господу сейчас –

Хочу увидеть тебя снова…Чтоб жизни свет взошел для нас…

О, Влад! Там сумрак незнакомый, я вижу призрачную даль…

Но я во тьму сойти готова – мне для тебя души не жаль!»

Я целовал глаза и руки, перебирая шелк волос…

Но понял – завершились муки, и вздох последний жизнь унес…

Второй раз в жизни, каменея, глядел я в мертвое лицо

Моей любви… в тоске немея, я снял с твоей руки кольцо…

Монахини, меня чураясь, толпились в страхе у двери –

Вампиров двух они боялись…И даже плакать не могли.

А я в отчаянье и боли все не решался на обряд –

Чтоб душу отпустить на волю и смыть с нее вампира яд.

О, Хелен! Я не мог решиться, не мог предать тебя огню…

Я вновь в отчаянье молился, чтоб душу искупить твою!

Я помню светлый лик Святого, ту боль и скорбь в его глазах,

Смотрел он на меня… иного… Я видел свет в Его слезах!

Я вынес сам тебя наружу, велев сложить большой костер…

Просил  молить за твою душу и день и ночь святых сестер.

Когда же пламя разгорелось и скрыло твой прекрасный лик,

Мне снова дико захотелось уйти с тобою в тот же миг…

Я покидал твою обитель, чтобы продолжить крестный путь,

Но мне сказал тогда Спаситель –  «Вы встретитесь когда-нибудь…»


ВЛАД - Искупление


Мой путь был долгим и тернистым – я триста лет спасал людей,

Всех тех, кто на дороге мглистой запутался в тумане дней…

Я есть давал терпевшим голод, спасал жизнь тем, кто погибал,

Кому – неважно: стар иль молод, я сам всех жаждущих искал.

Я помню войны и разруху… И как, прижав к груди ломоть,

Сказала, плача, мне старуха: «Благослови тебя, Господь!»

Я помню, сына обнимая, что вынес я из пекла прочь,

Сказала женщина простая: «Пускай не скроет тебя ночь…»

Я помню молодых и старых, которых находил в чаду,

От слабости своей усталых, боявшихся, что я уйду…

И я вытаскивал их души на свет из самой темной мглы,

Как из пучины вод на сушу, и сглаживал для них углы…

Они боялись жизни этой, и я прокладывал им путь –

За мной они тянулись к свету. А я… хотел навек уснуть…

Я так устал от вечной боли, от их страданий, слез, обид…

Хелен! Я жил одной тобою – но свет души пока что спит…

Не помню я, когда впервые я состраданье испытал…

Наверное, когда живые глаза средь мертвых увидал…

Я помню тонкие ручонки и скрюченный худой скелет

Оголодавшего мальчонки двух или трех, наверно, лет.

Средь кучи тел полуистлевших он рядом с матерью лежал,

И взгляд ее закоченевший ребенка своего искал…

Тогда впервые сердце сжалось от жалости к людской судьбе –

Жизнь человека – капля, малость проходит в суетной борьбе.

Слаб человек… Жесток порою, страстями многими раним.

И злою увлечен игрою, порокам тяжким уязвим.

Но в жизни каждого найдется ради чего терпеть, страдать –

Душа, что болью отзовется и будет терпеливо ждать…

В то время я еще ночами передвигался по земле,

Но крови жадными глотками не пил… Но видел в каждом сне.

Мне было плохо… Жажда крови сначала силы отняла –

Но я молился в тяжкой хвори, и мне молитва помогла!

Я жажду утолил водою, людскую пищу есть привык,

Однажды… Лентой золотою луч солнца в тьме меня настиг:

В подвале, где я днем скрывался, разбилось вдребезги окно –

Но невредимым я остался, и понял – значит, суждено…

Бог сохранил мои таланты – я был сильнее всех людей,

И словно древние атланты, знал тайны света и теней.

Я так устал от жизни вечной, устал смотреть на кровь и тьму…

Хелен! Живу я нашей встречей и Божий свет теперь приму!

Теперь я знаю – в моих силах больные души излечить,

За тех же, кто лежит в могилах, я буду Господа молить…

Я ужаснулся тяжко, горько за все грехи перед людьми…

Чтобы простить мне, Боже, сколько в Тебе терпенья и любви!

И слезы боли захлестнули меня удушливой волной –

Те… жертвы… в бездне утонули…А я по-прежнему живой…

И я взмолился: «Боже правый! Не дай погибнуть им навек!

Как души их спасти из ямы, в которую я их низверг?!»

Мне был ответ тогда: «Послушай – лишь смерть вампира бы смогла

Спасти отравленные души… Но жизнь твоя мне дорога.

Молись и день и ночь столетье, чтоб снять с их душ кровавый плен –

Развеет ряд надежды ветер… Тогда ты вновь найдешь Хелен!»


ПРОЩЕНИЕ


Средь серой суеты Варшавы толпа толкается, спешит…

Как бесконечный поток лавы, все на пути своем крушит.

Лишь человек с лицом монаха не торопясь, идет один –

Ни суеты, ни тени страха, серьезен он и нелюдим…

Он не такой, как все мужчины – он будто видит сквозь века,

А взгляд его – огней пучина… Заметен он издалека.

Он появился здесь недавно, но каждый день идет опять

Бродить в толпе, как это странно… Кого он может здесь искать?

Но вот однажды изменился и прояснился его взгляд –

Скользя, рассматривая лица, он снова повернул назад…

Шла девушка в толпе прохожих, задумчиво и не спеша…

Не слишком юная, быть может, но так прелестна, хороша!

И незнакомец вдруг решился – он вслед за ней пошел к метро,

Слегка толкнул и извинился, потом поднял ее легко…

Пока же девушка стояла, в недоумении глядя

На руку, где кольцо сияло, он отошел, за ней следя.

Вдруг девушка затрепетала, ища, взглянула вдаль, назад…

Заплакав, тихо прошептала: «Любимый, где же ты?... О, Влад!»

… Он подхватил ее в объятья и повторял, словно в бреду:

«Хелена! Сгинуло проклятье – я знал, что вновь тебя найду!»

Она пока еще молчала, не отрываясь от него,

Толпы вокруг не замечала – ей откровение пришло…

Он целовал ее ладони, не отпуская ни на миг –

Вдруг света луч потоком молний лица и глаз его достиг…

Хелен в испуге задрожала, Влад засмеялся ей в ответ –

Ладошкой рот ему зажала, и ей на руку брызнул свет…

Она вдруг вскрикнула тихонько, ладонь убрав с его лица,

Влад посмотрел с усмешкой только – на пальце больше нет кольца!


Комментариев (0)


Оставьте комментарий

Автор:

Текст сообщения: