Категории
Skip Navigation Links
Персонажи Expand Персонажи
Народные сказки Expand Народные сказки
Зарубежные сказочники Expand Зарубежные сказочники
Русские сказочники Expand Русские сказочники
Современные сказочники Expand Современные сказочники
Современные детские стихи Expand Современные детские стихи
Детские стихи Expand Детские стихи
Мифы Древнего Китая
Мифы Древнего Рима
Мифы Древней Греции Expand Мифы Древней Греции
Мифы и легенды Индии Expand Мифы и легенды Индии
Мифы Древней Руси
Скандинавские мифы Expand Скандинавские мифы

Поиск

Сказки старой черепахи-02 «Зеркало Спайка»

Валевский Анатолий

ДОЛГОЖДАННОЕ ЛЕТО

Помните, я рассказывал вам о том, как в прошлом году на берегу моря познакомился с говорящей черепахой - тетушкой Канди? Тогда она поведала мне о сестрах-русалочках Айрис и Глэдис, о заколдованном принце Корвелле... Они победили морского колдуна Даркуса, но на этом их приключения не окончились. Тетушка Канди обещала рассказать продолжение истории следующим летом. Я с нетерпением ожидал новой встречи, и вот, наконец, наступил долгожданный день.

С утра, приехав на дачу, я отправился по знакомой тропинке к берегу моря. Вот и маленькая уютная бухточка, где я встретил старую черепаху. Белопенные волны, накатываясь на пляж, с мягким шорохом отползали обратно, слизывая песчаные гребни и тормоша водоросли, выброшенные штормом. Несколько шустрых воробьев копошились на песке, разыскивая что-нибудь на завтрак. Они с любопытством и опаской поглядывали в мою сторону.

Я прошелся вдоль берега, вглядываясь в морские волны, но черепахи нигде не было видно. Разочарованно присев на большой камень, я принялся чертить на песке разнообразные узоры. Неожиданно совсем рядом послышалось фырканье, и знакомый голос добродушно произнес:

- Добрый день, молодой человек! Признаться, и не думала, что вы придете...

Я оглянулся. Блестя влажным панцирем, из воды выползала моя старая знакомая.

- Тетушка Канди! - воскликнул я. - Наконец-то мы с вами встретились!

- Ну, ну... не так громко, молодой человек, - благодушно проворчала черепаха. - Я больше привыкла к тишине и покою морских глубин. Это тут, в верхнем мире, шум и гам...

- Вы уж извините меня... Я так обрадовался, когда увидел вас...

- Обрадовались, говорите? Наверное вам, молодой человек, нетерпелось узнать, что случилось с Глэдис и Корвеллом, когда они после свадьбы отправились в северные моря навестить родню принца?

- Ну коночно же!

- Тогда устраивайтесь поудобнее, потому что это долгая история...

Я улегся на подстилку, которую принес с собой, и приготовился слушать тетушку Канди.

Старая черепаха мечтательно зажмурила глазки и начала рассказывать...


УЛОВКА ФАБЕРА

Отшумела в Коралловом замке пышная и веселая свадьба Глэдис и Корвелла. Друзья преподнесли им множество подарков, но, конечно же, самой большой радостью для жениха и невесты было то, что на их свадьбу собрались гости отовсюду, даже из волшебной страны Дримландии прибыли русалочки во главе с бабушкой Клэвис - хранительницей чудесной розовой жемчужины.

Прошло несколько дней. Корвелл и Глэдис собрались в дорогу - проведать родственников. Решено было, что Айрис остается дома, поскольку у дельфинихи Фостер ожидалось прибавлание семейства, и Айрис с Дэльфом должны были ей помочь на первых порах управляться с малышами. Узнав об этом, Дэльф рассердился.

- Вот еще! - воскликнул он. - Что я - нянька?! Больно мне нужно с мелюзгой всякой возиться!

- Как тебе не стыдно, Дэльф?! - укорила его Глэдис. - Когда ты был совсем маленьким, с тобой ведь тоже возились!

- Да я же не то, чтобы вовсе против... - смущенно пробормотал Дэльф. - Просто мне тоже хотелось отправиться в путешествие... Но раз нужно остаться - значит нужно...

- Вот и молодец! - похвалил Корвелл.

Глэдис погладила дельфиненка и ободряюще улыбнулась.

- Мы с тобой еще обязатально отправимся когда-нибудь в увлекательное путешествие.

Русалочка огляделась вокруг и, недоуменно пожав плечиками, задумчиво произнесла:

- А где же Фабер? Почему он не пришел нас проводить?

- Может быть, он обиделся, что мы не берем его с собой? - предположил Корвелл.

- На Фабера это не похоже, - возразила Айрис. - Он краб неглупый и прекрасно понимает, что будет только задерживать вас в пути...

- Это мы еще посмотрим... - раздался едва слышный голос.

Русалочки растерянно пареглянулись, а затем повернулись к Дэльфу, который сам смотрел на них с изумлением.

- Это ты сказал? - подозрительно прищурилась Айрис.

- Ничего я не говорил! - запротестовал дельфиненок. - Я молчал, как рыба!

- Это был не Дэльф, - вступился за него Корвелл. - Мне показалось, что я слышал голос Фабера.

- А где же в таком случае он сам? - удивилась Глэдис.

- Эй, Фабер, выходи! Где ты? - крикнул Корвелл.

Но краб не появился.

- Наверное, все-таки обиделся... - решила Айрис. - Теперь сидит где-нибудь в водорослях. Ну да ладно, вам пора отправляться, а мы с Дэльфом как-нибудь успокоим Фабера.

- Уж так и быть, - сказал дельфиненок. - Я покатаю его верхом на себе.

Принц Корвелл подхватил большую дорожную сумку, сплетенную из серебристых водорослей. Она была доверху набита редкостными перламутровыми раковинами, которые светились в темноте, как фонари. А на самом ее дне лежали жемчужные ожерелья. Все это предназначалось в подарок родителям Корвелла.

Друзья выплыли из Кораллового замка и направились к зарослям водорослей. Здесь, на светлой полянке, они простились. Сестры расцеловались, и Глэдис с Корвеллом отправились в дальний путь к Северному морю. Айрис помахала им вслед, а затем вместе с Дэльфом поплыла к подводным скалам проведать дельфиниху Фостер.

- Все-таки странно, что Фабер не пришел провести Глэдис... - проворчал Дэльф, озабоченно наморщив лоб. - На него это совсем не похоже...

*        *        *

Глэдис и Корвелл проплыли над острыми вершинами подводного горного хребта и очутились над глубокой темной котловиной. Далеко внизу по самому дну медленно ползли бледные мерцающие огоньки: голубые, зеленые, оранжевые... Их было так много, словно там собрались глубоководные светлячки со всех морей.

- Как красиво! - восхищенно произнес Корвелл. - Что это?

- Это царство морских огней, - улыбнулась Глэдис. - Когда мы с Айрис были еще маленькими, то часто плавали сюда, чтобы любоваться ими...

Внезапно дорожная сумка затрепыхалась, задергалась. Перламутровые раковины раздвинулись, и растерявшиеся от неожиданности Глэдис и Корвелл увидели Фабера. Нетерпеливо распихивая раковины, краб выглянул из сумки.

- Где... где царство морских огней? - воскликнул он, тараща любопытные глазки. - Я тоже хочу посмотреть!

Русалочка сердито сдвинула брови и строго произнесла:

- Вот ты где, оказывается!

Но Фабер, казалось, не слышал ее. Он шевелил усами и восхищенно шептал:

- Ух ты! Вот это да! Красотища-то какая!

- Фабер! Обманщик ты эдакий! - воскликнула Глэдис. - Отвечай немедленно: что ты здесь делаешь?

- Как это - что?! - притворно удивился краб. - Любуюсь царством морских огней... А что - разве нельзя?

Принц Корвелл вытащил Фабера из сумки и, держа на ладони, весело спросил:

- Откуда ты, приятель, взялся?

- Из сумки.

- А зачем ты туда забрался?

Фабер виновато олустил глазки. Его усы уныло обвисли.

- Тут такое дело получилось... - начал он рассказывать. - Я ведь нигде, кроме Жемчужного моря, не бывал... А вы как раз собрались в Северное море. Говорят, что там водятся крабы-великаны. Они, как-никак, мне родня! Вот я и решил тоже отправиться в путешествие...

- «Решил отправиться...» - передразнила его Глэдис. - Вот бы сам и отправлялся! Нечего было в сумку тайком забираться!

- Как же я мог сам отправиться?! Да я за всю жизнь до Северного моря не доковыляю! - вздохнул Фабер.

- Ну ладно, ладно... - примирительно улыбнулся Корвелл. - Что уж тут говорить, - возьмем тебя с собой, хоть ты нас и обманул...

- Я никого не обманывал! - запротестовал краб.

- Как же - не обманывал!.. - возмутилась Глэдис. - А в сумке кто спрятался?!

Фабер покраснел, как вареный рак.

- Это был не обман, а... уловка, - пробормотал он.

Глядя на его несчастный вид, Глэдис и Корвелл рассмеялись.

- Ладно, - махнула рукой русалочка. - Берем тебя с собой, только больше, пожалуйста, не хитри.

- Ну конечно! - обрадовался Фабер.

Он с довольным видом перекочевал обратно в сумку и устроился на перламутровых раковинах.

- А как же Айрис и Дэльф? - вспомнила Глэдис. - Они ведь будут волноваться, не зная, где ты?

- Не будут, - уверенно заявил Фабер. - Я предупредил Рафли, она все им объяснит.

- Ну ты и хитрец! - рассмеялся Корвелл.

- Вот видите, а вы говорили, что я обманщик!

Фабер самодовольно потер клешни и принялся разглядывать царство морских огней, медленно проплывающих внизу.


ПОКИНУТЫЙ ГОРОД

Проходили дни за днями, а Глэдис, Корвелл и Фабер все плыли и плыли, любуясь неповторимыми пейзажами морских глубин. Наконец впереди показалась высокая гряда могучих подводных гор, многие из которых отсвечивали багровым светом.

- Вот мы и прибыли! - обрадовался Корвелл. - За этими горами в Сверкающей долине расположен город, в котором живут мои родители.

- Представляю, как они обрадуются, когда нас увидят! - объявил Фабер.

- Ну да, особенно тебя... - усмехнулась Глэдис.

Крабу стало неловко, и он тут же поспешил сменить тему разговора.

- А почему некоторые горы светятся, как вулканы? - спросил он.

- Так ведь это и есть вулканы, - ответил Корвелл. - Они согревают долину.

- Интересно, а почему долина называется Сверкающей? - полюбопытствовал Фабер.

- Потому что бурлящие вулканы часто извергают из своих недр алмазы, которые скатываются в долину. За долгие века их набралось так много, что когда солнечные лучи проникают до дна, то долина начинает сверкать - отсюда и ее название.

- Неужели алмазы просто так валяются на дне? - Фабер даже подпрыгнул, от изумления вытаращив глаза.

- Почему же просто валяются? - возразил Корвелл. - Жители города для красоты выкладывают их разнообразными узорами.

- А как же... - начал было Фабер, но русалочка остановила его:

- Какой ты, Фабер, нетерпеливый! Подожди немного - сам все увидишь...

- Скорей бы! А то у меня от нетерпения спина уже чешется...

Он попытался почесать панцирь, но у него ничего не получилось. Фабер вертелся и так, и сяк, пока не вывалился из сумки.

- Ой, спасите! - испуганно закричал он, погружаясь в темноту глубокой расщелины, над которой в этот момент проплывали.

Глэдис бросилась к нему и подхватила над самым провалом. Она вернула Фабера на место, погрозив пальчиком.

- Сиди смирно, непоседа! - приказала русалочка. - А то потеряешься, ищи тебя потом...

Глэдис повернулась к принцу и недоуменно спросила:

- Почему здесь не видно рыб? И вообще мы почему-то никого сегодня не встретили.

Корвелл озабоченно нахмурился.

- Ничего не пойму. Обычно в этих местах любят резвиться молодые русалочки. Я и сам в детстве часто здесь бывал - мы с приятелями устраивали самые настоящие гонки на каракатицах. Но... что-то я и каракатиц на вижу. Странно...

Друзья быстро поплыли вперед. Как только они преодолели последний горный перевал, их взглядам открылась обширная долина, посреди которой возвышался большой город из белоснежных кораллов.

- А где же обещанные алмазы? - разочарованно протянул Фабер.

- Не знаю... Не нравится мне все это, - ответил Корвелл. - Где жители города? Куда подевались алмазы?

Долина выглядела унылой и серой. Нигде не было видно даже признаков движения.

- Корвелл, там что-то сверкает! - воскликнула Глэдис, указывая рукой.

На краю города возвышалось какое-то сооружение. Корвелл, а вслед за ним и Глэдис, устремились туда.

Это оказалось огромное зеркало, сделанное из бесчисленного множества алмазов, сияющих и переливающихся всеми цветами радуги.

- Кажется. в этом зеркале собраны все алмазы Сверкающей долины... - пробормотал принц. - Но хотелось бы знать, кто и зачем это сделал?

- Давай найдем кого-нибудь и узнаем, что здесь произошло, - предложила Глэдис.

Она опустила краба на дно и добавила:

- А ты, Фабер, оставайся здесь и внимательно следи за всем. Что-то мне это зеркало кажется подозрительным...

- Ну конечно, - недовольно заворчал краб. - Я тут буду сидеть, а вы все самое интересное без меня увидите...

Фабер сокрушенно вздохнул и заковылял к груде камней, поросших длинными листьями морской капусты. Облюбовав нишу, образованную тремя камнями, он забрался в нее, сложил перед собой клешни, и принялся наблюдать.

*        *        *

Глэдис и Корвелл медленно плыли по улицам города, заглядывая в дома и время от времени громко окликая жителей, но ответом им была лишь тревожная тишина.

Посреди большой площади, мощенной ровными плитами розового мрамора, возвышался дворец. Над его главным входом виднелся символ королевской власти - золоченый трезубец.

Корвелл и Глэдис проникли внутрь и принялись осматривать залы и комнаты. Все выглядело так, будто обитатели дворца куда-то на минутку отлучились.

- Все это очень странно... - задумчиво пробормотал принц. - Куда же все подевались?

Неожиданно за одной из дверей раздался подозрительный шорох. Корвелл бросился к ней и распахнул. За дверью оказалась небольшая темная кладовка, в один из углов которой, поджав под себя щупальца, забилась маленькая розовая осьминожка.

- Ты кто такая? - спросил принц.

- Н-нит-т-ли... - испуганно произнесла осьминожка.

Глэдис подплыла к двери и протянула руку.

- Иди сюда, малышка. Не бойся, мы не сделаем тебе ничего плохого.

Розовая осьминожка несмело протянула щупальце, ухватилась за руку Глэдис и выплыла из кладовой, настороженно озираясь.

- Я - принц Корвелл, - представился юноша. - А это Глэдис.

- Ах! - воскликнула осьминожка. - Неужели вы тот самый сын нашего короля Эрнила, который пропал много лет назад?

- Да, это я. - Корвелл склонился к осьминожке. - Скажи мне, Нитли, где мои родители и куда подевались все жители города?

Нитли печально взглянула на принца и начала рассказывать:

- С некоторых пор в Северном море начало происходить нечто загадочное. За одну ночь исчезли все алмазы Сверкающей долины, потом пропал главный мастер зеркал Шайни. А еще через три дня на окраине города появилось огромное зеркало...

- Да, мы видели его, - произнес Корвелл. - Но причем здесь оно? Меня больше интересует, куда девались жители города?

- В том-то и дело! - грустно вздохнула осьминожка. - Во всем виновато это самое колдовское зеркало. Оно проглотило всех жителей города!

- Как это - проглотило?!

Глэдис и Корвелл растерянно переглянулись. Нитли принялась объяснять:

- Это зеркало колдуна Спайка! Он установил его ночью на окраине города. А когда утром собрались все жители во главе с королем Эрнилом, чтобы посмотреть на это чудо, из зеркала появился водоворот и всех утащил в... зеркало.

- Куда-куда? - изумился принц.

- Я же говорю: в зеркало... - повторила осьминожка. - Сама не поверила бы в это, если бы не видела собственными глазами. Я немного задержалась и не успела пойти вместе со всеми. Поэтому видела все издали... А когда все исчезли, из зеркала появились морские драконы. Они рыскали по городу, выискивая тех, кто мог остаться. Я спряталась в кладовке...

*        *        *

- Извините, уважаемая тетушка Канди! - воскликнул я. - Как же так? Я хорошо помню, как вы рассказывали мне в прошлый раз о том, что волшебники Дримландии победили колдуна Спайка, и он сгинул?!

- Экий вы нетерпеливый, молодой человек! - старая черепаха покачала головой. - Старшим нужно доверять, даже если это черепахи!

Она задумчиво прищурила глазки, глядя на пенные барашки бегущих по морю волн.

Я повернул голову вбок и едва не подпрыгнул от удивления - невдалеке от меня, расположившись полукругом, на песке сидело насколько десятков больших и маленьких крабов. Они с интересом слушали тетушку Канди.

- Но все-таки было бы любопытно узнать, откуда появился Спайк? - не отставал я.

- Откуда он появился? - переспросила черепаха. - О! Это длинная история... Если уж все объяснять, то придется начать с самого начала. Видите ли, молодой человек, Спайк был не обычным морским колдуном, как Даркус. Собственно говоря, когда-то давным-давно он был человеком...

- Не может быть! - изумился я.

- Может, еще и как! - заверила тетушка Канди. - Вот послушайте, я расскажу вам его историю, а потом сами судите: может такое быть, или нет...

И старая черепаха поведала мне о могущественном колдуне.


СПАЙК

Давным-давно на берегу Мерцающего моря стоял древний и гордый город Джанет. Его светлые и стройные дворцы поднимались до небес, а широкие мощенные гранитными плитами улицы утопали в пышной зелени вечноцветущих деревьев. Правил этим городом и всем государством добрый король Андреас, который покровительствовал наукам. Сюда, в чудесный город, со всех концов мира приплывали большие корабли, привозя разнообразные товары, всевозможные редкостные вещицы, а также искателей знаний и приключений.

Однажды ранним утром на одном из таких кораблей прибыл в Джанет юноша по имени Спайк. Был он высоким и стройным. Его худощавое лицо обрамляли волнистые светлые волосы. Голубые глаза с живым любопытством рассматривали прекрасные дворцы и замки города.

Спайк прибыл в Джанет из далекой провинции. Он мечтал стать великим ученым, а если повезет, - то и волшебником. Поэтому, устроившись в недорогой гостинице, он первым делом отправился в королевскую академию наук. Успешно сдав экзамены, Спайк начал учебу.

Утром он ходил в академию и возвращался в свою комнату уже затемно. В один из таких вечеров Спайк познакомился с Кинджи.

Как-то, шагая по улице, юноша размышлял о том, что хорошо бы разгадать секрет бессмертия. Тогда можно было бы вечно изучать науки и законы магии, чтобы стать самым великим волшебником в мире. Неожиданно совсем рядом раздался ехидный смешок, и хриплый голос произнес:

- Эй, красавчик... Ничего у тебя ни получится!

- Это еще почему? - спросил Спайк, растерянно озираясь по сторонам.

Улица была пустынной.

- Ха-ха! Да просто потому, что даже великие мудрецы не могут открыть секрет бессмертия. Куда уж тебе...

- Кто ты? Где прячешься? - рассердился Спайк, сжимая кулаки. - Ану выходи!

В ответ снова раздался хохот.

- Откуда ты знаешь, о чем я думаю? - не унимался юноша.

- Я умею читать чужие мысли, - объяснил голос.

- Ну и ну! - Спайк даже рот открыл от изумления. - Ты, наверное, могущественный волшебник - невидимка?

- Угадал. Только я не волшебник, а девушка, к тому же не могущественная, а самая обыкновенная. Просто умею читать мысли и превращаться в невидимку...

Спайка это очень заинтересовало, он впервые столкнулся с настоящими чудесами. К тому же юноша давно мечтал встретить необыкновенную девушку.

- Пожалуйста, покажись и скажи, как тебя зовут.

- Мое имя Кинджи.

С этими словами перед Спайком появилась девушка. Если мечтательный юноша до этой минуты надеялся увидеть необыкновенную девушку, то так оно и было. Кинджи оказалась необыкновенной... замарашкой, низенькой и толстой. Спайк даже отшатнулся от нее. Но так как он был воспитанным юношей, то постарался скрыть свое отвращение, чтобы не обидеть девушку.

Кинджи улыбнулась, показав кривые зубы, и объявила:

- А я тебя знаю! Ты живешь в гостинице «Красные петухи».

- Откуда тебе известно? - удивился Спайк, но тут же вспомнил: - Ах, да... ты же умеешь читать мысли.

- Нет, теперь, когда ты уже об этом знаешь, я не могу заглянуть в твои мысли. А насчет гостиницы все очень просто: я живу рядом с ней и часто вижу тебя.

Спайк постарался вежливо распрощаться с Кинджи и поспешил к себе, надеясь больше никогда не встречаться с грязнулей. Но не тут-то было. На следующий день Кинджи вновь подкараулила его на пути домой. С тех пор она это делала каждый день, на давая юноше прохода. Ну что поделаешь: Кинджи влюбилась в Спайка по уши! Он уже и не знал, куда деваться от назойливой поклонницы.

Тем временем дела у юноши шли как нельзя лучше. Он был очень способным и прилежным учеником. За два года, которые Спайк провел в академии Джанета, он достиг больших успехов, чем другие ученики за десятилетия. Его заметили и пригласили на службу в королевский дворец. Здесь, под руководством лучших придворных чародеев, Спайк начал постигать магические науки. Вскоре слава о молодом волшебнике разошлась во всему королевству. К нему за помощью стали обращаться знатные люди. В знак благодарности они преподносили Спайку богатые подарки. Незаметно для себя он привык жить в достатке и роскоши. Слава и почести вскружили ему голову, и он загордился.

Все меньше и меньше времени посвящал Спайк учебе. Теперь его занимал лишь секрет бессмертия. Не найдя ответа в книгах по волшебству, Спайк занялся изучением черной магии и колдовства.

Ослепленная любовью, Кинджи не обращала на это внимания. Она стремилась угодить Спайку во всем, иногда становясь такой назойливой, что он попросту удирал из дому и подолгу бродил в одиночестве по причалам.

Во время одной из таких прогулок Спайк забрел в лавку старьевщика, что стояла на отшибе, сиротливо прилепившись к скале. Среди многочисленных вещей и безделушек, заполнявших прилавки, Спайка заинтересовала одна странная вещица, покрытая темно - зеленым налетом. Это был какой-то круглый предмет. прикрепленный к цепочке. Едва Спайк прикоснулся к нему, как почувствовал необъяснимое волнение - эта вещица явно была волшебным талисманом. Прижав ее к груди, Спайк спросил дрожащим от волнения голосом:

- Скажите, что это за вещица и откуда она взялась?

Хозяин лавки, мирно дремавший в углу, лениво открыл глаза и, посмотрев на посетителя, сонно ответил:

- Ах, эта... Я нашел ее как-то на берегу моря после шторма. Что это такое, я и сам не знаю.

- Сколько она стоит?

Лавочник в раздумье поскреб затылок, а затем махнул рукой:

- Да что тут торговаться, все равно ты единственный человек, который заинтересовался этой безделушкой... Бери ее даром!

Спайк поблагодарил старьевщика и поспешил домой, бережно сжимая в руках талисман.

На пороге его встретила Кинджи.

- Ну где ты так долго пропадал?! - воскликнула она, всплеснув руками. - Я даже начала волноваться! Ужин давно готов. Уже, наверное, и остыл.

Спайк поморщился, словно от зубной боли. Неряшливая толстуха раздражала его, но он старался не подавать вида, потому что Кинджи добровольно помогала ему во всем, в чем только могла: стирала, убирала в комнатах, готовила еду. Сама же Кинджи надеялась на то, что когда-нибудь он полюбит ее и терпеливо ждала этого момента.

Наспех поужинав, Спайк с нетерпением уселся за стол, на котором громоздились всевозможные колбы и склянки с различными химическими растворами. Выбрав необходимый, он произнес магическое заклинание и опустил талисман вместе с цепочкой в колбу. Жидкость, находящаяся в ней, закипела, забурлила, и из колбы повалил густой зеленоватый дым.

Кинджи, с любопытством наблюдавшая за действиями Спайка, побледнела и испуганно попятилась к двери. Сам же Спайк, наоборот, обрадовался и, когда дым рассеялся, вытащил из колбы цепочку с талисманом, сияющие теперь золотым блеском. Темный налет сошел, открыв глазам Спайка золотой шар, покрытый таинственными надписями на каком-то неизвестном языке.

- Я так. и знал... я так и знал... - возбужденно бормотал Спайк, нежно поглаживая талисман.

- Что это такое? - робко поинтересовалась Кинджи, выглядывая из-за его плеча.

- О! Это наверняка какой-то могущественный волшебный талисман. Сейчас я прочту письмена, которые на нем выгравированы, и мы узнаем, в чем его секрет.

Дрожащими от волнения пальцами Спайк принялся водить по затейливым узорам букв. Через некоторое время он сердито ударил кулаком по столу, воскликнув:

- Это какой-то не известный мне язык! Я ничего не могу понять!

Вскочив из-за стола, Спайк нервно забегал из угла в угол. Кинджи, с тревогой следящая за ним, осторожно посоветовала:

- Спайк, миленький, не волнуйся... Ложись спать, а завтра в библиотеке королевской академии отыщешь словарь, с помощью которого прочтешь эти письмена.

- И в самом дело: утро вечера мудренее! - согласился Спайк.

Он надел цепочку с талисманом на шею и отправился спать, надеясь на следующий день разгадать тайну неизвестных надписей.

Но ни на следующий день, ни в последующие он так и не смог ничего разузнать, потому что в библиотеке не нашлось словарей, которые могли бы помочь ему. Даже седобородые придворные мудрецы растерянно пожимали плечами. Они тоже ничего не знали об этом таинственном языке.

Спайк не сдавался. Он все больше и больше углублялся в изучение черной магии, надеясь с помощью колдовства найти секрет бессмертия, а заодно и талисмана.

Но, как водится, колдовские науки не привели к добру. Постепенно Спайк превратился в злого колдуна. Он бросил королевскую службу и перебрался жить в одинокую старинную башню на скалистом берегу моря.

Конечно же, Кинджи увязалась за ним. Спайк не возражал: он привык к ее присутствию и даже иногда жалел о том, что она такая некрасивая. Так они и жили вдвоем в холодной, продуваемой всеми ветрами, башне.


ТАЛИСМАН

Сколько прошло лет с тех пор, как Спайк и Кинджи ушли из города Джанет и уединились в старой башне, никто уже не помнил. Постепенно о подающем большие надежды ученом - волшебнике позабыли даже в королевской академии наук.

Спайк и Кинджи постарели, но толстуха все так же была влюблена в своего кумира. Сам же Спайк превратился в злого и склочного старика. Став колдуном, он только и мечтал о бессмертии и всемирном владычестве. Но у него ничего не получалось. Даже тайну золотого талисмана он не смог раскрыть за долгие годы упорного труда и поисков.

Однажды, доведенный постоянными неудачами до отчаяния, Спайк вскочил из-за стола, расшвыривая книги и колдовские приспособления. Яростно дергая себя за бороду, колдун закричал:

- Нет мне счастья в этом мире! Пусть будет проклята земля, скрывающая от меня магические тайны!

Увидев своего любимого в таком настроении, Кинджи попыталась его успокоить. Она взяла Спайка за руку и начала нежно поглаживать, ласково приговаривая:

- Успокойся, дорогуша! Подумаешь - бессмертие... владычество... Все это чепуха! Самое главное, что я тебя люблю!

Колдун еще больше разгневался от этих слов. Он оттолкнул от себя Кинджи и выбежал на балкон. Море в этот день было необычайно бурным. Волны с грохотом накатывались на скалистый берег, словно намереваясь проглотить одинокую башню и ее обитателей.

Глянув с балкона на бушующее мере, Спайк воздел к черным тучам руки и крикнул:

- Нет мне счастья на земле! Может быть, я найду покой на дне морском...

С этими словами, сжав в ладони талисман, с которым он никогда не расставался, колдун шагнул с балкона и камнем полетел в море. Увидев это, Кинджи не раздумывая бросилась вслед за своим любимым...

*        *        *

- Что поделаешь: любовь - слепа... Кинджи решила разделить участь Спайка, потому что любила его...

Тетушка Канди умолкла. Мне показалось, что крабы, которые внимательно слушали ее рассказ, приуныли. У них даже усы печально обвисли. Да и мне, честно говоря, стало немного жаль Спайка, а особенно бедняжку Кинджи.

- Значит, Спайк навсегда исчез из этого мира? - робко поинтересовался я. - Он и Кинджи погибли?

- В том-то и дело, что нет, - ответила черепаха.

- Но ведь они прыгнули в штормовое море...

- Прыгнули... но не утонули!

Тетушка Канди шумно вздохнула, немного поворочалась, устраиваясь поудобней, и продолжила:

- Все дело в том самом загадочном талисмане, который Спайк нашел в лавке старьевщика. Оказывается, это был талисман древнего морского короля. Он давал своему хозяину огромную колдовскую силу и власть, но действовал только в морской воде. Вот почему Спайк не мог прочесть надписи на талисмане - они были написаны морским языком, которого не знали земные жители.

- Получается, что вместо того, чтобы погибнуть, Спайк, наоборот, стал могущественным морским колдуном?

- Конечно! - воскликнула старая черепаха. - К тому же, он стал не просто колдуном, а морским королем! Ведь он обладал золотым талисманом! Как только Спайк упал в море, талисман засветился, словно оживая. Тотчас у колдуна вместо ног появился рыбий хвост с плавником, и он стал водяным.

- А Кинджи? - поинтересовался я.

- Конечно же, Спайк спас ее, потому что она была единственным человеком, к которому он привязался за долгие годы своего затворничества в башне. Но без помощи колдуна Кинджи не могла жить под водой, потому что у нее не было такого талисмана, как у Спайка.

- Что же случилось потом?

- Сообразив, что к чему, колдун решил обосноваться на морском дне. Он отправился вместе с Кинджи на поиски подходящего места и вскоре обнаружил заброшенную страну Морланд, посреди которой возвышался огромный мрачный дворец бывшего морского короля. Здесь его встретили морские драконы Дэмидж и Харм. Увидев на груди Спайка золотой талисман, которому они подчинялись, драконы сразу признали колдуна новым морским королем.

Спайк поселил Кинджи в верхних этажах дворца, выступающих над водой, а сам занялся изготовлением колдовского ожерелья из черных жемчужин, которое должно было увеличить его колдовскую силу. Затем он отправился вместе с Дэмиджем и Хармом покорять морские королевства, чтобы объявить себя владыкой. Но жители морских глубин обратились за помощью к могущественным волшебникам сказочной страны Дримландии, и Спайк был побежден. Потеряв в последней битве колдовское ожерелье из черных жемчужин, он скрылся и тайком вернулся в Морланд.

- Неужели никто не пытался его отыскать? - удивился я.

Тетушка Канди виновато вздохнула.

- Дело в том, молодой человек, что сначала все радовались освобождению от владычества Спайка, а потом объявился новый колдун - Даркус, который присвоил себе черное ожерелье. Так что за новыми хлопотами о старых позабыли. Однако Спайк не простил обиды. Он был хитрым и коварным. Затаившись в Морланде, колдун соорудил из алмазов магическое зеркало и с его помощью начал перетаскивать в мрачную страну морских обитателей, превращая их в своих рабов.

- Но почему же до сих пор никто не обнаружил Морланд? - воскликнул я.

- Потому что эта страна находится в другом мире. Туда можно попасть лишь с помощью талисмана морского короля, или через колдовское зеркало.

Старая черепаха снова надолго замолчала, и я уж было испугался, что она уснула.

- Тетушка Канди! - окликнул я ее. - А что же было дальше?

- Ах, да, - оживилась черепаха. - Дальше было то, что русалочка Глэдис и принц Корвелл обваружили в Сверкающей долине пустующий город, на краю которого стояло огромное алмазное зеркало...


В  СТРАНЕ  МОРЛАНД

Фаберу было скучно. Глэдис и Корвелл все не возвращались. От нечего делать краб начал тихонько выстукивать клешнями по камню, словно по барабану, напевая свою любимую песенку:


Глубоко на дне морском

Краб построил новый дом.

Из кораллов сделал стены,

Занавесил окна пеной.

Чешуей покрыл всю крышу,

А еще чуть-чуть повыше

Укрепил жемчужный шарик -

Пусть сияет, как фонарик.

В гости краб позвал друзей,

А чтоб было веселей,

Пригласил он оркестрантов -

Самых лучших музыкантов.

Вот так было новоселье -

Песни, пляски и веселье!

Даже тетка Камбала

Танцевала, как могла!


Фабер так увлекся, что даже начал пританцовывать. Он поскользнулся на гладком камне и вывалился из своего убежища. Покатившись вниз, краб запутался в водорослях и теперь беспомощно трепыхался.

Внезапно поверхность гигантского зеркала затуманилась, и из него выплыли два морских дракона. Злобно сверкая выпученными глазами, они ринулись к городу.

Напуганный Фабер затрепыхался еще сильней, но это ему не помогло. Опутанный водорослями, он подкатился к самому зеркалу.

Вскоре послышались отчаянные крики - возвращающиеся драконы несли в лапах Глэдис, Корвелла и какую-то розовую осьминожку. Драконы подплыли к зеркалу. Могучее течение водоворота подхватило их и потянуло прямо... в зеркало. Фабер почувствовал, что водоворот затягивает и его. Перед глазами мелькнула алмазная поверхность, а затем на короткое мгновение наступила кромешная тьма. От удара водоросли, опутывающие Фабера, лопнули, освобождая его из своих цепких объятий.

- Ох-хо-хо... - закряхтел краб, поднимаясь и почесывая клешней ушибленный бок. - Какой кошмар! У меня от этих кувырканий перед глазами все вращается...

Он огляделся вокруг, приходя в себя.

- Интересно, куда это я попал?

Со всех сторон Фабера окружала каменистая унылая равнина, усеянная скалами зловещего вида. Неподалеку возвышалось огромное алмазное зеркало, точь-в-точь такое, как в Сверкающей долине. А в центре равнины стоял высокий мрачный дворец.

- Где я? - растерянно пробормотал Фабер.

- Где, где... - раздался ворчливый голос. - В Морланде, вот где!

От неожиданности краб крутанулся на месте, но никого не увидел.

- Кто здесь? - испуганно воскликнул он.

- Не кричи... - послышалось в ответ. - Лучше гляделки открой пошире!

- Куда уж шире - они и так у меня навыкате... - возразил Фабер. - Но я все равно никого не вижу.

- Да вот же я, прямо перед тобой...

Неподалеку зашевелился песок, из него появились два глаза, расположенных близко друг к другу, а затем показалась и сама хозяйка этих глаз - подслеповатая камбала. Она стряхнула со спины остатки песка и мелкие камешки. Подплыв к Фаберу, камбала о любопытством оглядела его и промолвила:

- Ты кто такой и как сюда попал?

- Меня водоворотом затащило... - растерянно ответил краб.

- Ага, понятно, - удовлетворенно хмыкнула камбала. - Значит, ты из внешнего мира. А звать-то тебя как?

- А тебе какое дело?! - насторожился Фабер. - Ишь какая хитрая выискалась! Сначала сама представься, а потом других спрашивай!

- Мне скрывать нечего! - обиделась камбала. - Меня тут каждая креветка знает! Я - Сэнди! А ты, если не хочешь, можешь ничего и не говорить. Все равно тебя скоро .драконы Спайка слопают!

- Как это слопают? - остолбенел Фабер.

- А вот так - вместе с клешнями и усами! - злорадно заявила Сэнди.

- А за что?

- Просто так, на обед... Даже имени не спросят!

Камбала презрительно повернулась к Фаберу хвостом и медленно поплыла прочь. Краб беспомощно потоптался на месте, а затем бросился за ней вдогонку.

- Эй, Сэнди. подожди! - крикнул он. - Давай поговорим...

- Отчего бы и не поболтать... - согласилась камбала, опускаясь на дно. - Ну, рассказывай...

- Меня зовут Фабером, - начал торопливо объяснять краб, - Вместе с моими друзьями Глэдис и Корвеллом мы прибыли в Сверкающую долину...

И Фабер рассказал Сэнди обо всем, что с ними произошло. Когда он закончил, камбала промолвила:

- Значит, ты ничего не знаешь о колдуне Спайке и стране Морланд, в которую вы попали через колдовское зеркало?

- Конечно, не знаю! А что это за страна?

- Раньше здесь жили одни драконы. Когда Спайк проник в этот мир, он приручил этих страшилищ. Теверь они являются его самыми верными слугами.

- А как же тебе удалось этого избежать? - удивился Фабер.

- Очень просто: я зарылась в песок, поэтому меня никто не заметил!

- Ясно... - краб печально вздохнул. - Что же мне теперь делать? Как выручить из беды Глэдис и Корвелла? Как выбраться из Морланда?

- Никак ты отсюда не выберешься! - возразила Сэнди. - Зеркало Спайка никого обратно не выпускает, кроме него самого и драконов.

- Может быть, его можно разбить? - предположил Фабер.

- Не выйдет. Колдовское зеркало так просто не разрушишь. Я случайно слышала, как Спайк строго - настрого приказал драконам следить за тем, чтобы никто в Морланде не пел песни, потому что это может как-то повредить зеркало...

- Ура-а! - закричал краб, радостно подпрыгивая. - Я знаю, кто нам поможет...

- Тише, тише... - испугалась Сэнди. - Ты что - хочешь, чтобы нас схватили драконы?! Быстро зарывайся в песок, пока не поздно!

И камбала проворно заработала плавниками, присыпая себя мелкими камешками и песком. Недолго думая Фабер последовал ее примеру. Вскоре из песка торчали только бусинки его глаз.

Со стороны дворца появились два темных пятнышка, которые, увеличиваясь, быстро приближались. Это были драконы. Подплыв к тому месту, где только что были Сэнди и Фабер, драконы закружились на месте, щелкая зубастыми пастями.

- Кажется, отсюда донесся крик... - неуверенно прорычал один.

- Тебе, Дэмидж, всегда что-нибудь мерещится! - отозвался другой.

- Как бы не так! - огрызнулся дракон. - Благодаря моему чуткому слуху мы поймали сегодня еще одну русалочку с дружком и розовую осьминожку. А ты, Харм, глухой, как старая медуза!

- Сам ты медуза! - взъярился Харм.

- Ладно, ладно... успокойся, - пошел на попятную Дэмидж. - Если господин Спайк узнает, что мы ссоримся, - обоим не поздоровится. Лучше поплывем обратно, пока он не заметил нашего отсутствия. Может быть, мне и в самом деле померещилось, что кто-то кричал...

Драконы развернулись и, взмахнув могучими хвостами, устремились к мрачному дворцу. Когда они скрылись в воротах цитадели, песок зашевелился, и раздался облегченный вздох Сэнди:

- Уф! Не заметили... А все ты - расшумелся. Тут тебе не Жемчужное море! Будешь кричать - вмиг проглотят!

- Да я не хотел, - принялся оправдываться Фабер. - Просто я знаю, кто может разрушить зеркало.

- Ну и кто?

- Глэдис! Она самая лучшая певица в Жемчужном море. У нее звонкий голос!

- Может быть... может быть... - задумчиво пробормотала камбала. - Но для этого ее нужно сначала вызволить из дворца.

Сэнди начала обдумывать план проникновения в логово колдуна, а Фабер терпеливо ждал ее решения, время от времени почесывая клешнями бока. Наконец камбала решительно произнесла:

- Есть! Придумала! Тайно во дверец мы не проберемся. Поэтому нужно притвориться, будто мы такие же, как и все остальные...

- Какие остальные? - не понял краб.

- Какие... какие... - передразнила Сэнди. - Я же тебе объясняла уже, что Спайк всех околдовал. Они стали совершенно равнодушными ко всему. Мы должны сделать вид, будто тоже находимся под воздействием колдовских чар. Понятно?

- Еще бы! - согласился Фабер. - А как это сделать?

- Очень просто! Сейчас неспеша отправимся прямиком во дворец, не прячась.

Фабер испуганно присел.

- Да ты что?! Нас же драконы проглотят! - воскликнул он.

- Не бойся. Главное - делай вид, что тебе все равно, и тогда нас никто не тронет. Ну, хватит трястись от страха. Айда во дворец!

С этими словами камбала поплыла к обиталищу колдуна. Вздыхая и охая, Фабер поплелся следом за ней.

*        *        *

- Тетушка Канди! - обратился я к старой черепахе. - А куда же драконы утащили Глэдис, Корвелла и Нитли? И что с ними приключилось потом?

Черепаха не спеша пожевала губами, припоминая подробности.

- Ну да! - воскликнула она. - Я так увлеклась рассказом о Фабере, что совершенно забыла о русалочке. В моем возрасте это простительно, ведь мне уже столько лет... Я, честно говоря, даже и не помню сколько... Так о чем это я говорила? Ах, да... русалочку, принца и розовую осьминожку схватили драконы и притащили во дворец Спайка. Колдун тут же наложил на них чары равнодушия и отправил Корвелла и Нитли к остальным рабам, а Глэдис оставил при себе. Когда Спайк увидел ее, то сразу влюбился. Таков удел всех симпатичных девушек. В них влюбляются не только хорошие, но и плохие.

И тетушка Канди поведала мне о том, что происходило в самом дворце колдуна Спайка в то время, когда Фабер знакомился с камбалой Сэнди.

 

КОВАРНЫЙ  ЗАМЫСЕЛ  СПАЙКА

Могущественный морской колдун Спайк на вид был не очень грозным. Худощавый, с большим острым и загнутым, как крючок, носом, он больше напоминал старика - ученого. Это сходство дополняли лысина, длинная седая борода и очки. Плащ с капюшоном придавал Спайку некоторую таинственность. Словом, глядя на него, никто и не сказал бы, что это злой и могущественный колдун.

Посмотрев искоса на русалочку, которая с равнодушием вертела в руках большой сверкающий алмаз, Спайк коварно ухмыльнулся и вкрадчиво спросил:

- Тебе нравится эта блестящая безделушка?

- Я не знаю... - вяло ответила Глэдис.

-А я тебе нравлюсь?

- Не знаю... мне все равно...

- Я хочу, чтобы ты сказала, что я тебе нравлюсь! - приказал колдун.

- Как тебе будет угодно, повелитель... - равнодушно согласилась русалочка. - Ты мне нравишься...

Спайк задумчиво почесал лысину, несколько раз дернул себя за бороду, а затем раздраженно пробормотал:

- Нет, это никуда не годится. Я мечтал совсем о другом...

Он взял со стола закрученную раковину и подул в нее. Раздался протяжный скрежещущий звук - и тотчас же явился один из драконов.

- Харм, покажи русалочке ее комнату и проследи, чтобы никто не беспокоил! - приказал колдун.

- Слушаюсь и повинуюсь, мой господин! - с готовностью отчеканил дракон.

Он неуклюже развернулся и поплыл по длинному коридору, указывая Глэдис дорогу.

Оставшись один, Спайк принялся плавать по залу из угла в угол.

- «Безусловно, эта русалочка очень красивая... Но она не любит меня по-настоящему! Конечно, я могу ее заколдовать, но это не то, чего бы мне хотелось. Вот Кинджи действительно меня любит... Эх, если бы она была так прекрасна, как русалочка!» - размышлял он, хмурясь и задумчиво теребя бороду.

Неожиданно колдун замер на месте, вытаращив от изумления глаза, а затем треснул себя по лбу и громко расхохотался.

- Ну конечно же, как я сразу не догадался!

Спайк распахнул двери и стремительно поплыл на верхние этажи дворца. Как только он выбрался из воды, его хвост исчез, а вместо него появились ноги.Шлепая босиком по лестнице, колдун громко позвал:

- Кинджи, ты где? Скорее иди сюда, у меня есть для тебя хорошие новости!

Где-то вдалеке хлопнула дверь, за ней еще одна, послышался торопливый топот, и в комнату вбежала запыхавшаяся Кинджи. Растрепанная чумазая толстушка радостно всплеснула руками.

- Ах, Спайк, миленький! Где же ты пропадал так долго?!Я без тебя очень скучала...

- Погоди, - брезгливо поморщился колдун, отстраняясь от Кинджи. - Ты же знаешь, что я сейчас очень занят...

- Ты всегда занят, мой дорогой. Если бы ты жил здесь, наверху, или я могла жить под водой, тогда бы мы были всегда вместе...

- Скоро так и будет, потерпи немного!

- Но ведь я тебе не нравлюсь, - засомневалась Кинджи. - Зачем же ты меня обманываешь?

Спайк раздраженно фыркнул.

- Вовсе даже и не обманываю! Скоро ты будешь первой красавицей подводного мира!

- Как это? - остолбенела от неожиданности Кинджи.

- Я дам тебе тело юной красавицы - русалочки! Ты сможешь жить под водой, - самодовольно заявил Спайк.

На радостях толстуха подпрыгнула и, поскользнувшись, шлепнулась на пол. Но тут же вскочила и бросилась к Спайку с объятиями. Колдун ловко увернулся от нее и, попятившись к лестнице, ведущей к воде, поспешно произнес:

- Сейчас я тороплюсь, но вскоре мы увидимся...

Сбежав по ступеням, он бултыхнулся в море. Очутившись под водой, Спайк облегченно вздохнул:

- Уф-ф! Ничего, скоро Кинджи станет первой красавицей, и я на ней женюсь. А пока нужно повсюду установить магические зеркала. Тогда жители всех морей и океанов превратятся в моих рабов!

Колдун направился в свои апартаменты. Там он вынул из темной шкатулки, стоящей в тайной нише за троном, пригоршню сверкающих отшлифованных алмазов и принялся пересыпать их из одной ладони в другую, любуясь искрящимися гранями. В глазах у Спайка зажглись алчные огоньки, а руки от жадности затряслись мелкой дрожью.

Метнувшись к дверям, колдун торопливо запер их, вернулся к столу, высыпал из шкатулки все алмазы и принялся пересчитывать. Это было его самым любимым занятием. Он мог пересчитывать свои сокровища, любуясь ими, по нескольку раз на день. Отведя душу, Спайк вновь запер их в шкатулку, которую бережно прижал к груди, и закружился по залу, напевая песню собственного сочинения:

Алмазы, золото и власть

Мне с детских лет внушают страсть,

И мне всегда их мало.

Пусть говорят, что я злодей -

Мне равных нет в глуби морей!

Но здесь мне тесно стало!

Хочу весь мир я изменить -

Порядок свой установить!

Себя хочу прославить.

Я сам себя возвел на трон.

Мое желание - закон!

Всем миром буду править!


Спайк так увлекся пением, что зажмурил от удовольствия глаза. Поэтому наткнулся на стену и больно ударился лбом. Шкатулка вывалилась у него из рук, и алмазы рассыпались по полу.

Колдун бросился собирать драгоценные камни.

- Нужно отдать приказ ускорить добычу алмазов и изготовление новых магических зеркал. А заодно разузнать, что творится во внешнем мире, - размышлял он вслух, потирая выскочившую на лбу шишку.

Припрятав шкатулку с алмазами, Спайк выплыл из дворца, и, отдав необходимые распоряжения дракону Дэмиджу, направился к магическому зеркалу. Он даже не обратил внимания на краба и камбалу, которые приближались к главным воротам, старательно изображая околдованных послушных рабов.


ОСВОБОЖДЕНИЕ  ОТ  КОЛДОВСКОЙ  ВЛАСТИ

Фабер и Сэнди уже почти миновали дракона, лениво расположившегося у входа во дворец, когда тот внезапно окликнул их:

- Эй, пучеглазые, куда направились?

Краб от испуга замер на месте, но камбала тут же подтолкнула его и тихо прошептала:

- Не останавливайся и не подавай вида, что испугался!

- Вы что - оглохли? Я к вам обращаюсь! - прорычал Дэмидж.

- Нечего на нас кричать! - огрызнулась Сэнди. - Мы верные слуги господина Спайка и направляемся к нему.

- Что-то я вас не припомню... - надоверчиво пробормотал дракон.

- Оно и не удивительно, ведь мы из новеньких. Если не хочешь, можешь нас не пропускать, только потом сам объяснишь повелителю, почему нас не впустил...

- А я и не собирался вас задерживать, - принялся оправдываться Дэмидж, освобождая проход. - Я против воли господина Спайка никогда не пойду!

Сэнди и Фабер беспрепятственно проследовали во дворец.

В глубоких нишах по бокам коридора сидели огромные крабы - великаны, тараща на пришельцев бессмысленные глаза. Под потолком, вытянувшись цепочкой, висели светящиеся медузы, похожие на хрустальные люстры, а по углам фиолетовым сиянием мерцали глубоководные морские звезды.

- Ух ты, какие громадины! - восхищенно прошептал Фабер, глядя на крабов. - Эх, если бы я был таким большим и сильным...

- Тогда ты не смог бы спрятаться и сейчас наверняка сидел бы в одной из этих ниш, выпучив глазищи... - ответила камбала.

Добравшись до конца коридора, Сэнди и Фабер заглянули в приоткрытую дверь и увидели множество русалочек и водяных, которые в большом круглом зале шлифовали алмазы и передавали их пожилому водяному, который в центре зала собирал из этих алмазов магическое зеркало. Точь в точь такое, как в Сверкающей долине. Судя по всему, работа близилась к завершению.

Неподалеку от двери трудился принц Корвелл. Взгляд у него был такой же равнодушный, как и у всех остальных. Стражников нигде не было видно.

Краб бочком, бочком осторожно подкрался к принцу. Сэнди последовала за ним.

-Эй, Корвелл! - тихонько позвал Фабер.

Принц медленно повернул к нему голову и спросил:

- Зачем ты отвлекаешь меня? Я должен работать...

- Это же я, Фабер! - возмутился краб. - Очнись, нам нужно спасти Глэдис!

- Глэдис... - растерянно произнес Корвелл.

На мгновение его глаза словно ожили, но тут же снова стали равнодушными.

- А зачем ее спасать? - сонным голосом спросил принц. - Нет, я должен трудиться... Так приказал наш повелитель Спайк!

- Ничего не получится. - разочарованно проворчала камбала. - Спайк околдовал его так же, как и всех остальных. Теперь твой друг бесчувственный, как медуза.

- А вот мы сейчас посмотрим!

Фабер вытянул вперед клешню и больно ущипнул Корвелла.

Вскрикнув, принц вскочил со своего места, и алмазы, которые горкой лежали возле него, разлетелись в разные стороны.

- Ты зачем щиплешься?! Больно же...

Неожиданно он замер, изумленно озираясь, словно очнувшись ото сна.

- Ага, кажется подействовало... - удовлетворенно хмыкнула Сэнди.

Память постепенно возвращалась к принцу. Он озабоченно нахмурился.

- Фабер, где Глэдис?

- Это я думал у тебя узнать... - огорчился краб. - Как же теперь быть?

- Погоди, дай-ка я подумаю.

Корвелл принялся размышлять вслух:

- После того, как нас околдовали, я ничего не помню. Но до этого с нами была розовая осьминожка Нитли - может быть, она что-нибудь знает о Глэдис? Необходимо отыскать ее...

- Уж не она ли сидит в одной из ниш коридора? - подала голос камбала.

- Это еще кто? - удивился принц, заметив ее.

- Это наш друг - Сэнди. Она помогла мне пробраться во дворец, - успокоил его Фабер. - Так что же нам делать?

- Нужно разыскать Нитли...

- Как бы не так! - снова вступила в разговор камбала. - Едва только вы к ней приблизитесь и начнете расспрашивать, как вас тут же сцапают громадные крабы - сторожа! Нужно действовать хитро и осторожно. Ты, Фабер, пойдешь и сменишь Нитли на посту, а ее пришлешь сюда...

- Почему я? - попытался возразить Фабер.

- Потому что ты тоже краб, хоть и маленький. А если появлюсь я или Корвелл, то они сразу заподозрят неладное. Ясно?

- Оно-то ясно, только страшно...

Фабер нерешительно потоптался на месте, а затем вышел в коридор.

- Эх, была не была... - вздохнул он.

Стараясь казаться уверенным, краб направился вдоль ниш. Поравнявшись с розовой осьминожкой, он остановился и громко объявил:

- Смена караула! Тебе, Нитли, приказано явиться в большой зал!

Осьминожка покорно поплыла в сторону зала, а Фабер занял ее место. Один из крабов - гигантов подозрительно покосился на него и проворчал:

- Что-то уж больно мелковат новый страж...

- Ничего, подрастет со временем, - откликнулся другой.

В это время в дальнем конце коридора показался возвращающийся Спайк, и все умолкли.

Когда Нитли появилась в зале, Корвелл и Сэнди оттащили ее в укромный угол и принялись расспрашивать о Глэдис. Но осьминожка ничего толком объяснить не могла. Она лишь испуганно вздрагивала и озиралась по сторонам.

- С нее толку мало, - разочарованно протянула камбала. Корвелл в раздумьи барабанил пальцами по стене. Наконец, решительно тряхнув головой, он произнес:

- Нужно уничтожить колдовскую власть Спайка. Тогда все станут свободны, и мы отыщем Глэдис!

- А как ты это сделаешь? Ведь Спайк колдун! - резонно заметила камбала.

Принц растерянно пожал плечами.

- У него должен быть какой-то секрет...

- Какой же это секрет, если его каждый малек в Морланде знает! - буркнула Сэнди. - Сила Спайка в золотом талисмане морского короля, который он носит на шее!

- Ну вот, - Корвелл разочарованно развел руками. - Как же мы к нему подберемся?

И тут подала голос Нитли. Осьминожка смущенно покраснела и сказала:

- Я могу помочь. Дело в том, что колдун любит спать в гамаке. Каждый раз его укачивает кто-нибудь из осьминогов. Сегодня - моя очередь. Я его укачаю, а потом потихоньку сниму с него талисман.

- Ну что ж, попробуем рискнуть, - согласился Корвелл.    - Когда заберешь талисман, сразу же плыви сюда, мы будем ждать тебя.

Как договорились, так и сделали. Когда настало время укачивать колдуна, розовая осьминожка поплыла в его спальню, а Корвелл и Сэнди остались ее дожидаться.

Время тянулось медленно. .Друзья уже и сами начали дремать, как вдруг из спальни Спайка донеслись громкие крики и грохот. С треском распахнулась дверь, и в коридор выскочила перепуганная Нитли. Она бросилась удирать, жалобно крича:

- Корвелл, Сэнди, помогите мне! Спасите!

Следом за осьминожкой мчался разъяренный колдун, размахивая кривой пиратской саблей.

Корвелл не раздумывая схватил потемневший от времени меч, который висел на стене зала, и кинулся на помощь Нитли.

- Что случилось? Где талисман? - крикнул он.

- Спайк перехитрил меня... Он притворился, что уснул, а когда я потянулась к талисману, вскочил и бросился на меня!

В это время подплыл колдун и набросился на Корвелла. Принц и Спайк закружились по коридору, осыпая друг друга ударами. Клинки скрещивались с яростным лязгом. Нитли и подоспевшая Сэнди всячески мешали колдуну. Тогда Спайк громко закричал:

- Харм! Дэмидж! Ко мне!

Громыхнула входная дверь, и в начале длинного коридора появились драконы. Спайк, уклоняясь от ударов Корвелла, приблизился к нише, в которой сидел съежившийся от страха Фабер. И тут произошло чудо: маленький краб словно преобразился. Он отчаянно прыгнул на спину колдуну и, вцепившись клешнями в цепочку, перекусил ее. Талисман сорвался с груди Спайка и, сверкнув золотым бликом, упал на пол.

Отшвырнув саблю и злобно рыча, колдун устремился к нему. Но розовая осьминожка оказалась проворнее. Она схватила талисман и обвила его со всех сторон щупальцами, превратившись в розовый шар. Напрасно Спайк пытался развернуть ее, осыпая бедняжку ударами, проклятиями и угрозами.

Корвелл, Сэнди и Фабер поспешили на помощь Нитли. Но тут колдун, лишенный талисмана морского короля, начал превращаться в человека. Вместо хвоста у него снова появились ноги. Спайк едва не захлебнулся и вынужден был срочно вынырнуть на поверхность, где его с распростертыми объятиями поджидала Кинджи.

Проводив его взглядом, Корвелл обернулся к стремительно приближающимся драконам. Он приготовился сражаться не на жизнь, а на смерть.

- Эй. Корвелл, быстрее возьми талисман! - крикнул Фабер. - Драконы ему подчиняются!

- Как же я его возьму, если Нитли не отдает?!

Краб подбежал к осьминожке, которая испуганно лежала, свернувшись клубкам, и ущипнул ее.

- Ану немедленно отдай талисман!

- Я бы с радостью, да не могу, - пискнула Нитли. - Я от страха не в силах даже пошевельнуться.

- Сейчас тебя дроконы слопают, тогда уже поздно будет! - зловеще пообещала камбала.

- Ой! - осьминожка испуганно вздрогнула, ее щупальца развернулись, и талисман выпал.

Корвелл подхватил его и высоко поднял над собой. Дэмидж и Харм, которые были уже совсем рядом, остановились, словно налетели на невидимую преграду. Глядя в огромные глазищи чудищ, Корвелл строго провозгласил:

- Приказываю вам отыскать самую дальнюю подводную пещеру в Морланде, забраться в нее и ждать там до тех пор, пока не позову!

- Слушаем и повинуемся, господин. - покорно ответили Дэмидж и Харм.

Было заметно, что приказание Корвелла не понравилось драконам, но они не посмели ослушаться хозяина талисмана. Развернувшись, Дэмидж и Харм уныло отправились на поиски пещеры, а крабы - гиганты расползлись кто куда.

- Ну вот, все и закончилось, - первой подвела итог Сэнди. - Посмотрите, все недавние рабы Спайка пробуждаются от колдовских чар...

И в самом деле - отовсюду выплывали русалочки и водяные, растерянно озираясь по сторонам и переговариваясь друг с другом. Неожиданно раздался радостный возглас:

- Корвелл!

Это была Глэдис. Принц и русалочка бросились в объятия друг другу. Их окружили со всех сторон. Вперед выплыл седовласый водяной могучего телосложения и добродушная пожилая русалка. Это были отец и мать Корвелла.

Король Эрнил обнял сына, а матушка всплакнула от счастья и поцеловала невестку. Поднялось бурное ликование по случаю возвращения принца Корвелла и освобождения от колдовской власти Спайка.


ВОЗВРАЩЕНИЕ  В  СВЕРКАЮЩУЮ  ДОЛИНУ

Когда радостный шум улегся, одна из русалочек осторожно спросила:

- Как же мы теперь вернемся в Сверкающую долину? Ведь никто из нас не умеет управлять магическим зеркалом...

- Ну и что? - бодро отозвался Фабер.

Он быстренько взобрался на возвышение у стены и, приняв горделивую позу, самодовольно заявил:

- Вы, наверное, позабыли, что у нас есть талисман морского короля! С его помощью мы можем попасть куда угодно. Верно, Корвелл?

- Возможно, ты прав, - неуверенно отозвался принц. - Но дело в том, что я не знаю, как пользоваться этим талисманом. Может быть, ты знаешь, отец?

Но король Эрнил отрицательно покачал головой и развел руками.

- Мы, морские жители, всегда жили честно и открыто, - ответил он. - Нам колдовство ни к чему.

Фабер от растерянности еще больше вытаращил глаза.

- Неужели вы хотите сказать, что мы никогда не выберемся из этого мрачного Морланда? - жалобно спросил он.

- Может быть, и есть какой-то способ, но мы его не знаем.

Осьминожка Нитли протиснулась в центр круга и смущенно произнесла:

- Колдун Спайк почему-то запрещал петь песни в Морланде. Возможно, это как-то связано с магическими зеркалами?

- А что! - подхватил Корвелл. - Нужно попытаться!

Сказано - сделано. Русалочки, водяные, рыбы, крабы - все кто не хотел оставаться в Морланде, собрались у колдовского зеркала. Стали по очереди петь, но результата - никакого.

- Нет, что-то здесь не то, - пробурчала камбала. - Наверное, нужен какой-то особенный голос.

- Пусть споет Глэдис, - предложил Фабер. - У нас в Жемчужном море она - самая лучшая певица.

- Ну что ты, Фабер, - смутилась русалочка. - Есть и получше...

- Ладно, ладно, - краб снисходительно махнул клешней. - Ты у нас известная скромница. Спой, пожалуйста!

Глэдис улыбнулась и запела:


На далеких островах,

Греясь в солнечных лучах,

Без печали и без страха

Поживает черепаха.

Из глубин больших морей

Приплывают гости к ней

За советом и подсказкой,

А еще - послушать сказки.

Обойдите целый свет -

Лучшей сказочницы нет!


На последних словах песни колдовское зеркало загудело. Вокруг него появилось ослепительное сияние, которое становилось все ярче. Все зажмурились от нестерпимого свечения, и в этот момент зеркало взорвалось алмазным фейерверком. Во все стороны брызнули сверкающие искры и осыпались на дно, переливаясь всеми цветами радуги.

Открыв глаза, Глэдис восторженно ахнула. Да и было отчего: вокруг простиралась прекрасная Сверкающая долина, дно которой было усыпано драгоценными искрящимися алмазами. Взявшись за руки, Глэдис, Корвелл и его родители поплыли к городу. Все остальные последовали за ними. Фабер плыл верхом на камбале, и розовая осьминожка на ходу показывала ему город.

*        *        *

- Вот так закончилась история путешествия русалочки Глэдис и принца Корвелла в Сверкающую долину, - завершила свой рассказ тетушка Канди.

- Мне, конечно, было интересно, но не все понятно, - признался я.

- Что ж тут неясного, молодой человек? - удивилась старая черепаха.

- Ну хотя бы куда подевались Спайк и Кинджи?

- Ах, вот оно что... - тетушка Канди лукаво усмехнулась. - Спайк и Кинджи остались жить на верхних этажах дворца в Морланде. Теперь они уже не представляют никакой угрозы, потому что Спайк лишился колдовского талисмана.

- А если кто-нибудь случайно попадет в Морланд?

- Это невозможно.

- Но почему?

- Потому что от пения Глэдис колдовские зеркала разрушились. А попасть в Морланд, который находится в другом мире, можно было только при помощи этих зеркал или талисмана морского короля.

- Ага! - торжествующе воскликнул я. - Талисман ведь остался у Корвелла, значит, в Морланд можно проникнуть!

- Опять вы спешите с выводами, молодой человек, - проворчала черепаха. - Корвелл и Глэдис решили уничтожить талисман, чтобы он, попав случайно в плохие руки, не принес новой беды. Они отнесли его на вершину подводных гор и бросили в жерло одного из бурлящих вулканов, где талисман и расплавился без следа...

Из-за дальнего холма вынырнула полная луна и озарила берег бледным светом.

- Жаль, что сказка закончилась... - вздохнул я.

- А вы приходите сюда через недельку, - предложила старая черепаха. - Я вам расскажу еще одну.

- Опять про русалочек?

- Зачем же? Я расскажу вам, молодой человек, о необыкновенных приключениях одного смышленого юноши, кожорый живет на Галапагосских островах.

- Вот здорово! - обрадовался я. - Может быть, мы встретимся завтра?

- Нет, нет! - возразила тетушка Канди. - Завтра никак не могу. Встретимся через неделю. А пока - до свидания, молодой человек!

Не дожидаясь моего ответа, старая черепаха проворно уползла в море и, громко фыркая, скрылась под водой. Надеюсь, что через наделю мы с ней вновь встретимся и тогда, если вам будет интересно, я расскажу о том, что она мне поведала.


Понравилась сказка?! Поделись с друзьями!




© Multeashki 2012 - 2017

Яндекс.Метрика