Категории
Skip Navigation Links
Персонажи Expand Персонажи
Народные сказки Expand Народные сказки
Зарубежные сказочники Expand Зарубежные сказочники
Русские сказочники Expand Русские сказочники
Современные сказочники Expand Современные сказочники
Современные детские стихи Expand Современные детские стихи
Детские стихи Expand Детские стихи
Мифы Древнего Китая
Мифы Древнего Рима
Мифы Древней Греции Expand Мифы Древней Греции
Мифы и легенды Индии Expand Мифы и легенды Индии
Мифы Древней Руси
Скандинавские мифы Expand Скандинавские мифы

Поиск

Сказки Кряжистых гор – 09 «Остров говорящих птиц»

Валевский Анатолий

ПРИГЛАШЕНИЕ

В Пещерном городе царило шумное оживление. Гномы с озабоченным видом сновали туда - сюда по главному коридору. Одни из них катили перед собой тележки наполненные железной рудой. Другие тащили скопом плавильные формы. Третьи - инструменты. Словом, все были при деле.

Конечно же не обошлось без чичявриков. Клайм и Брегон были тут как тут. Они всюду совали свои непомерно любопытствующие носы, пытаясь разузнать, в чем причина такой необычной суеты. Друзья-чичяврики приставали со своими неиссякающими вопросами ко всем гномам подряд, но те лишь отмахивались от них и спешили дальше.

- Нет, так дело не пойдет, - решил Клайм. - Нужно кого-нибудь остановить и выспросить все основательно.

- Легко сказать, - возразил Брегон, надув щеки. - Попробуй их остановить! Носятся как угорелые, а отвечать не хотят.

В это время неподалеку появился толстячок Глори. Усердно пыхтя, он толкал перед собой тележку с углем. Нос его был вымазан сажей, а глаза весело блестели.

- Вот кто нам все объяснит! - обрадованно воскликнул Клайм, подталкивая локтем в бок Брегона, и бросился к Глори.

Завидев чичявриков, гном отпустил тележку и хотел, было, удрать, да не успел - друзя уже обступили его с двух сторон.

- Чего это вдруг ты, братец Глори, тележку бросил? - прищурился Клайм. - Небось, от нас хотел сбежать?!

- Сбежишь от вас, как же! - обреченно вздохнул Глори.

- То-то! - удовлетворенно провозгласил Брегон, подбочениваясь. - А теперь выкладывай, да побыстрей: что тут у вас происходит?

- Как?! - гном от изумления вытаращил глаза. - Неужели вы ничего не знаете?! Ну и дела! Это ж надо: все уже знают, а чичяврики - нет. Небывалый случай!

- Ты нам зубы не заговаривай, - недовольно нахмурился Брегон. - Толком говори!

- Да чего тут рассказывать, - расплылся в самодовольной улыбке Глори. - Мореходы из Восточной гавани строят большой корабль, который отправится в дальнее плавание к берегам, где живут люди. Ведь уже решено, что Дримландию пора открывать.

Клайм озабоченно почесал нос.

- Это мы и сами знаем, - сказал он. - Только я что-то не пойму, при чем здесь гномы?

- Как это - при чем?! - Глори едва не задохнулся от возмущения. - Мы для этого корабля делаем якоря, цепь и еще много всяких ручек, перильцев, крючочков...

- Ага, ясненько - понятненько, - Клайм озорно блеснул глазками. - Мне вот, к примеру, любопытно: а какой длины будет якорная цепь?

Гном растерянно пожал плечами.

- Я не знаю... Об этом нужно спросить у Барлина...

- Вот - вот, - подхватил Брегон. - Веди нас прямо к нему, а заодно попутно расскажешь, куда и зачем ты везешь уголь?

- И почему у тебя нос в саже? - добавил Клайм.

Глори уже собрался, было, возмутиться, но тут рядом раздался знакомый зычный голос:

- Клайм! Брегон! Вот вы где! А я уж с ног сбился, разыскивая вас...

Чичяврики быстро обернулись и обрадованно воскликнули:

- Капитан Хэндсвел!

К ним, широко улыбаясь, приблизился знаменитый мореход и потрепал друзей по вихрастым головам. Его загорелое, окаймленное курчавой бородкой лицо лучилось искренней радостью. От капитана веяло свежим морским воздухом.

- Хорошо, что я вас нашел, - произнес он. - А то ведь мне уже пора уезжать.

- Ой, как же так?! - огорченно воскликнул Клайм. - Только встретились и уже пора расставаться...

- Не унывай, Клайм, - успокоил его Хэндсвел. - Я надеюсь, что мы скоро встретимся.

- Где?

- У меня на корабле.

Капитан заговорщически подмигнул чичяврикам и торжественно объявил:

- Я приглашаю вас обоих отправиться со мною в плавание на остров Говорящих птиц!

От неожиданности друзья на мгновение остолбенели.

- Неужели и меня тоже? - недоверчиво прошептал Брегон.

- Ну конечно!

Хэндсвел дружески хлопнул его по плечу.

Клайм шмыгнул носом и, смущенно покраснев, робко спросил:

- А можно, мы возьмем с собой Таффи?

Капитан в раздумье почесал бороду, а затем, лукаво усмехнувшись, махнул рукой:

- Ладно уж. Хоть и не женское это дело, но в этот раз сделаем исключение. Тем более для Таффи!

Клайм еще больше покраснел, но остался доволен.

- Ну что ж, друзья, - произнес Хэндсвел. - Мне пора уезжать домой. Через неделю наше судно отправляется к острову Говорящих птиц. Смотрите, не опаздывайте!

Он распрощался с чичявриками и направился к выходу из Пещерного города.

Клайм и Брегон, от восторга позабыв о Глори, который, разинув от изумления рот, все это время стоял рядом, со всех ног припустили к Твффи, спеша сообщить ей о приглашении капитана Хэндсвела. Когда они убежали, Глори завистливо посмотрел вслед чичяврикам, вздохнул и уверенно произнес:

- Ну все, теперь жди приключений!


В  ПУТЬ

Узнав о предстоящем путешествии на остров Говорящих птиц, Таффи очень обрадовалась. Решено было, что друзья отправляются в Восточную гавань через два дня. За это время необходимо было завершить все дела и собраться в дорогу. На этом и порешили.

Таффи сделала в доме генеральную уборку (как - никак она уезжала на длительное время и не хотела оставлять беспорядок). Затем наготовила впрок для своего отца всяких вкусностей, а напоследок занялась шитьем, так как решила в знак благодарности за приглашение подарить капитану Хэндсвелу рубашку расшитую золочеными якорями.

Брегон заперся в своем домике, занавесил все окна и даже нос на улицу не высовывал. Что он там делал, оставалось загадкой. Даже Клайму ничего не удалось разузнать, хоть как он и не ловчил, пытаясь заглянуть в щелочку под дверью.

Из запертого изнутри домика доносились какие-то странные звуки: стук, скрип и треск. Лишь один раз, когда Клайм особенно настойчиво стучался в дверь, из окошка выглянул взъерошенный Брегон. Он был весь в опилках и явно чем-то озабочен.

- Ну, в чем дело? - хмуро осведомился чичяврик.

- Да вот, интересненько, чем это ты занимаешься? - признался Клайм, норовя заглянуть через плечо друга внутрь комнаты.

Но Брегон поплотнее задернул занавески и сердито произнес:

- Придет время - узнаешь! Наберись терпения...

Он захлопнул ставни перед самым носом Клайма и больше не выглядывал.

- Странно, - удивился Клайм. - Неужели у Брегона появились секреты от меня?!

Это еще больше раздразнило его любопытство. Но делать было нечего, оставалось только ждать, когда придет то самое время, о котором так загадочно намекнул Брегон.

Привычный к путешествиям, Клайм собрался в дорогу очень быстро и теперь не знал, чем заняться. От нечего делать, он пытался читать книги, но мысли его все время возвращались к таинственной возне в доме Брегона. Вконец измаявшись от любопытства, чичяврик еле дождался назначенного дня и уже с первыми лучами солнца нетерпеливо топтался перед крыльцом, не отрывая взгляда от дверей домика Брегона.

Вскоре пришла и Таффи.

- Где Брегон? - поинтересовалась она. - Пора уже отправляться в путь.

- Эй, Брегончик! - крикнул Клайм. - Выходи, соня, а не то мы без тебя уйдем.

- Сейчас, - донесся из дома приглушенный голос, сопровождаемый каким-то грохотом.

Скрипнула дверь, и на пороге показался Брегон. Он пятился, пытаясь что-то вытащить во двор, и усердно пыхтел.

- Ну что вы пялитесь на меня, лучше помогите, - взмолился чичяврик. - А то я сам не справлюсь...

Клайм и Таффи подбежали к другу, глянули через его плечо и остолбенели. Они увидели огромную... клетку, которая занимала собою половину комнаты.

- Что это? - изумилась Таффи.

- Как, что, - растерялся Брегон. - Клетка для говорящей птицы. Я хочу взять ее с собой.

- А тебе не кажется, что она немножко великовата? - ехидно поинтересовался Клайм.

- Нет, клетка в самый раз, - заявил Брегон. - Я решил привезти себе с острова самую большую говорящую птицу. Только я, кажется, чуть-чуть просчитался. Дверь, оказывается, маловата...

- Эх ты, садовая голова! Тут никакие двери не помогут, - усмехнулся Клайм.

Он немного подумал и решил:

- Пожалуй, придется разобрать стену, чтобы вытащить клетку...

- Может, лучше снять крышу? - предложила Таффи.

Брегон испуганно прижался спиной к двери и расставил руки.

- Нет, нет! Не нужно мой домик ломать! - вскричал он.

- Тогда придется клетку оставить, - заметил Клайм.

Брегон уныло почесал в затылке, вздохнул и согласился:

- Ладно, без птицы как-нибудь проживу, а к домику своему я очень привык.

Он закрыл дверь. Друзья одели на плечи рюкзачки и бодренько зашагали по тропинке в сторону дороги, ведущей в Восточную гавань.

День был чудесный. Теплое солнышко, пробиваясь сквозь шелестящую листву Серебристого леса, рассыпало по тропе яркие золотистые блики. На тонких паутинках искрились прозрачные капельки росы. Пестрые бабочки беззаботно кружились в волшебном танце, провожая неугомонных путешественников, которые шагали весело распевая шутливую песенку:


К ежу на день рождения спешила черепаха,

Несла ему в подарок цветастую рубаху.

Ужасно торопилась - и день, и ночь бежала,

Но все равно бедняжка на месяц опоздала.

«Ну что теперь мне делать? - вздыхает черепаха. -

Не вовремя соседу подарена рубаха...

А тут зовет на праздник Топтыгин - лежебока.

Пойду к нему, пожалуй, на месяц раньше срока!»


На опушке леса чичяврики встретили своих давних приятелей - розовых пони. Узнав о том, куда куда отправляются друзья, пони любезно предложили отвезти их в город мореходов.

Ну конечно же, скакать верхом на розовых пони гораздо веселее, чем идти пешком, и к тому же быстрее. Дробно стучали копытца по ровной дороге, унося чичявриков к новым приключениям.


БРЕГОН - МОРЕХОД

К вечеру друзья прибыли к воротам Восточной гавани. Поблагодарив розовых пони и простившись с ними, друзья направились к дому Финли. Клайм с важным видом шагал впереди, показывая дорогу, и здоровался со знакомыми мореходами.

Финли с радостью приняла гостей и, заставив их выкупаться с дороги, тут же усадила за стол. Эльфина слыла известной мастерицей по части приготовления всевозможных вкусностей и сладостей. При виде большого кремового торта, который, как башня возвышался в центре стола, у Брегона сразу слюнки потекли. Он быстренько уселся за стол и принялся уписывать за обе щеки все, к чему только мог дотянуться.

- Эй, Брегон - обжора! - окликнул его Клайм. - Стол не проглоти!

- Брегончик, смотри, чтобы тебе плохо не стало, - забеспокоилась Таффи.

- Мне-мня-мнет... - прошамкал что-то невнятное чичяврик, запихивая в рот очередной кусок торта.

- Что ты сказал?

Брегон дожевал, запил чаем, а затем, облегченно вздохнув, повторил:

- Не станет... Мне бывает плохо только тогда, когда я долго не ем сладкого!

- Ну ты и сладкоежка! - со смехом воскликнула Финли. - Но не волнуйся, в этом доме для тебя всегда найдется что-нибудь вкусненькое.

Брегон благосклонно кивнул головой, перевел дух и вновь придвинулся к столу.

Вскоре пришел муж хозяйки - капитан Хэндсвел. Он присоединился к друзьям. Разговоры, шутки и воспоминания затянулись до полуночи. Брегон уже клевал носом и сонно хлопал ресницами, когда капитан объявил о том, что пора давно спать.

- Завтра с утра пойдете со мной на корабль, будем готовиться к плаванию.

Он подошел к Таффи и, поцеловав ее в щечку, ласково произнес:

- А тебе, маленькая рукодельница, огромное спасибо за подарок! Я, признаться, такой красивой рубахи никогда раньше не видел. Якоря на ней, как настоящие. Умница!

Таффи от удовольствия зарделась, как роза. Она смущенно улыбнулась и скромно опустила глазки. Но по всему было видно, что похвала бывалого моряка ей приятна.

Когда все уже уснули, Клайм тихонько выбрался из постели и подошел к распахнутому окну.

На темном небе весело перемигивались яркие звездочки, отражаясь в водах Великого океана жемчужной россыпью. У причала тихо - тихо плескались ленивые волны, осторожно покачивая корабли. Густо темнели стройные мачты, отдыхая после длительных странствий. У дальнего выхода из залива равномерно вспыхивал и гас надежный огонь маяка. Тихо было в спящем городе, и лишь неугомонные сверчки вовсю стрекотали в зарослях цветущего шиповника.

- Интересненько-любопытненько, - прошептал Клайм. - Что ждет нас на острове Говорящих птиц? Эх, быстрей бы уже в плаванье...

Он снова лег в постель и, принявшись мечтать, не заметил, как уснул.

Оставшиеся до отплытия дни друзья трудились на корабле Хэндсвела, не покладая рук. Они драили палубу, начищали до блеска многочисленные ручки и перила, и конечно же донимали мореходов бесконечными вопросами. Капитан определил Таффи на камбуз помощницей кока - так зовут корабельных поваров. А камбуз - это кухня на корабле.

Наконец наступил долгожданный день. Хэндсвел отдал команду поднять паруса, и судно отправилось в путь. Провожающие с причала напутствовали мореплавателей добрыми словами, по древнему обычаю желали им семь футов под килем и попутного ветра.

Глядя на оставшуюся на берегу Финли, Брегон печально вздохнул.

- Чего это ты вздыхаешь? - поинтересовался Клайм.

- Как же мне не вздыхать, если госпожа Финли осталась на берегу... Теперь мне не видать ее вкусных пирожных до тех пор, пока мы не вернемся.

- Ничего, Брегончик, - успокоила его Таффи. - Мы же вернемся, а за время путешествия ты аппетит нагуляешь.

- Зачем же мне его нагуливать? Он у меня и так всегда есть, - недовольно буркнул Брегон.

Корабль плавно скользил по водным просторам, с шипением разрезая лазурные волны. Резвые дельфины сопровождали его, игриво выпрыгивая из воды.

- Эй, Брегон, давай залезем на мачту - посмотрим, не видать ли остров, - предложил Клайм и первым полез наверх.

Брегон последовал за ним, а Таффи отправилась помогать коку готовить обед.

Клайм забрался в смотровую бочку, закрепленную на верхушке мачты, и помог Брегону. Обнявшись как заправские моряки, они принялись вглядываться в морскую даль. Но вскоре им это надоело. Вокруг, сколько хватал глаз, виднелся лишь океан.

- Пойду-ка я, пожалуй, вниз, - решил Клайм. - Наведаюсь в камбуз.

Он выбрался из бочки и ловко спустился по канатам вдоль мачты. Брегон уже перебросил ногу через край бочки, собираясь проделать то же самое. Но тут его взгляд упал вниз, и он испуганно отшатнулся. Палуба была так далеко, что Брегону стало страшно.

- Эгей, там в бочке! - весело окликнул его Клайм. - Слезай быстрее, а то на обед опоздаешь!

Брегону было стыдно признаться, что он струсил, поэтому он решил схитрить.

- Что-то мне не хочется, - краснея, ответил он. - Я лучше здесь посижу, на свежем воздухе.

- Вот тебе и на! - изумился Клайм. - Виданное ли дело, чтобы Брегон от обеда отказался?!

Он подозрительно прищурился и поинтересовался:

- А не струсил ли ты часом, братец?

- Нет-нет, что ты! - запротестовал Брегон, краснея еще больше. - Просто мне здесь очень нравится...

Клайм в сомнении покачал головой, но спорить не стал.

- Ну, как хочешь! - воскликнул он. - Только потом не жалуйся, что остался голодным!

Брегон остался в одиночестве. Ему было страшно и стыдно, а еще очень жалко самого себя. Вцепившись руками в край смотровой бочки и высунув над ним нос, он тихонько поскуливал:

- Вечно мне не везет... Клайм что-нибудь затеет, а на меня все шишки валятся! Сидел бы себе внизу и горя не знал, так нет же - полез вверх на свою голову! Теперь буду сидеть в этой дурацкой бочке, как ворона в гнезде, пока с голоду не помру...

Через некоторое время прибежали Клайм и Таффи. Они принялись упрашивать Брегона спуститься вниз - отведать свежеиспеченного рыбного пирога и полакомиться тортом со взбитыми сливками. Следом за ними подошел Хэндсвел.

Вскоре на палубе собралась вся команда, уговаривая и соблазняя чичяврика всевозможными сладостями и посулами, но все было напрасно. Брегон даже не отзывался. Он сидел на дне бочки, сжавшись в комочек, и тихонько плакал.

Тогда Хэндсвел сам забрался по мачте наверх. Он обвязал Брегона веревкой и спустил его вниз.

Едва лишь ноги чичяврика коснулись палубы, как слезы тотчас высохли на его щеках. Он шумно потянул носом и, не говоря ни слова, помчался на камбуз, даже забыв отвязать веревку, на которой его опустили вниз. Уж очень сильно ему хотелось попробовать рыбный пирог и, конечно же, торт!

Глядя на Брегона, все так и покатились со смеху.

- Видать, здорово проголодался наш мореход! - захохотал капитан. - Ишь как спешит за пирогом, только пятки сверкают!


ТАЙНАЯ  ПОЛЯНА

На следующее утро корабль мореходов причалил к острову Говорящих птиц. Вся команда сошла на берег и отправилась в банановую рощу.

Моряки несли на плечах большие плетеные корзины и весело распевали песни. Последними шагали чичяврики. Они восторженно вертели головами, рассматривая пышные заросли кустарника, усыпанные необыкновенно огромными цветами самой разнообразной окраски.

Неожиданно внимание чичявриков привлекло какое-то невнятное бормотание, доносящееся из-за ближайшего куста.

- Ходят тут эти... как их там? Ну, которые на двух ногах... забыла... Ах, проклятый склероз! А они еще шумят, как назло, спать не дают... - ворчал кто-то скрипучим голосом.

Клайм тут же опустился на четвереньки и полез в кусты, приговаривая:

- Интересненько-любопытненько, кто это у нас тут разговаривает?

Таффи с Брегоном, не сговариваясь, последовали за ним.

Пробравшись сквозь кустарник, друзья оказались на маленькой поляне, посреди которой возвышался раскидистый вяз. На его нижней толстой ветке, греясь в солнечных лучах, сидела большая птица. С первого взгляда было видно, что она очень старая. Птице было уж никак не меньше двухсот лет, а то и все тысячу. Подслеповато щурясь и сонно моргая белесоватыми глазами, она переступила с лапы на лапу, устало вздохнула и задремала.

Вот это птичка! - восхищенно прошептал Брегон. - Как раз для моей клетки...

- Конечно, - поддержала его Таффи, незаметно подмигивая Клайму. - Только мне кажется, что ты очень быстро похудел бы...

- Это еще почему?

- Да потому что для того, чтобы прокормить такую птичку, тебе придется отдавать ей свой завтрак, обед и ужин, - ухмыльнулся Клайм.

- Нет, пожалуй, хорошо, что клетка дома осталась, - решил Брегон.

Тем временем большая птица начала похрапывать во сне. Она сидела нахохлившись и склонив голову вниз, едва не цепляясь загнутым клювом за ветку.

Клайм громко кашлянул, пытаясь привлечь ее внимание.

Птица встрепенулась от неожиданности, испуганно вытаращила глаза и хрипло завопила:

- А?!.. Что?! Кто здесь?

- Это мы, чичяврики! - гордо объявил Клайм.

- Чи... кто? - изумленно переспросила птица, близоруко щурясь на незнакомцев.

- Чи-чяв-ри-ки, - старательно произнесла Таффи. - Это Клайм и Брегон...

- А это - Таффи, - продолжил Клайм. - Теперь позвольте узнать ваше имя?

Птица растерянно моргнула и глуповато переспросила:

- Мое?

- Ясное дело, - буркнул Брегон. - Свое я и сам знаю.

Птица задумчиво склонила голову набок.

- Кре... Гре... или, может быть, Бре... - забормотала она. - Никак не вспомню... слероз меня уже совсем замучил...

- Эх, ты, соня! - насмешливо произнес Брегон. - Дремлешь целыми днями - так все на свете можно позабыть...

- Ура-а! Вспомнила! - радостно заорала птица. - Мое имя -Дремлюга!

- Об этом можно было догадаться, - добродушно улыбнулась Таффи. - Скажите, пожалуйста, уважаемая Дремлюга, куда подевались остальные птицы? Вы - первая, кого мы встретили на острове, с тех пор, как причалили.

Птица спрыгнула с ветки на поляну и принялась расхаживать перед чичявриками с важным видом. При этом она потешно покачивалась из стороны в сторону и рассказывала:

- Я на этом острове живу уже целых м-м... этих... как их там? Ну, словом, очень долго живу. Я даже помню те времена, когда здесь были... ну, эти... злые такие... Вот, опять забыла! И ведь так всегда: вроде бы все помню, а как понадобится - раз! и уже не помню...

Дремлюга остановилась, задумчиво уставившись на чичявриков. Казалось, что она что-то вспоминает.

Друзья притихли, стараясь ей не мешать. Но совершенно неожиданно глаза Дремлюги закрылись, и она начала медленно оседать на землю.

- Эй, ты что, спишь?! - воскликнул в отчаянии Клайм.

Дремлюга вздрогнула, просыпаясь, и с удивлением уставилась на друзей.

- Я не сплю! - категорично заявила она. - Я размышляю! Кстати, о чем это мы тут с вами беседовали?

- Да что с ней, этой Дремлюгой, время зря тратить?! - рассердился Брегон - Лучше найдем какую-нибудь другую птицу и все у нее узнаем...

- Идите, если хотите, - обиделась Дремлюга. - Только вряд ли кто-нибудь, кроме меня, вообще станет с вами беседовать.

Чичяврики уж было повернулись, чтобы уходить, но при этих словах остановились.

- Почему это? - полюбопытствовал Клайм.

- Потому что все остальные птицы на нашем острове наелись ягод зазнайства и ни с кем не разговаривают, даже друг с другом. - заявила Дремлюга.

- А ты что, не ела?!

- Больно мне надо, - заважничала птица. - Я и без ягод знаю, что самая древняя и самая умная, и самая... эта... ну ладно, не важно.

- Ясненько-понятненько, - Клайм озабоченно почесал нос. - Что делать будем?

- Как что?! - всплеснула руками Таффи. - Нужно как-нибудь помочь птицам, чтоб они перестали быть зазнайками!

- А как это сделать? - покосился на птицу Брегон. - Может быть ты, Дремлюга, знаешь?

- Подумаешь - загадка! - птица пошевелила крыльями. - Всего-то навсего нужно напиться из Источника правдивости, и все пройдет. Только никто из него пить не будет, потому что вода в источнике горькая.

Чичяврики посовещались между собой, а затем Клайм вновь обратился к Дремлюге, которая опять начала засыпать:

- Эй, а где находится Источник правдивости?

- Там же, где растут ягоды зазнайства, - с готовностью ответила птица. - На Тайной поляне.

- А поляна где?

Дремлюга растерянно повертела головой и со вздохом призналась:

- Не помню... Я же говорила, что у меня склероз!

- Ладно, - решил Клайм. - Найдем! Раз поляна тайная, то и местечко, в котором она находится, должно быть, укромное. Я так думаю, что это где-то в горах. Айда искать?!

Таффи неуверенно пожала плечиками.

- Может быть, сначала расскажем обо всем капитану Хэндсвелу и мореходам?

- Хорошо, вы идите к мореходам, а я пока поищу поляну, - предложил Клайм.

Но, как известно, любопытство чичявриков не знает границ, да и терпения им всегда не хватает. Поэтому уже через минуту, позабыв обо всем на свете, они вприпрыжку бежали к горам.

Первым делом обследовали ущелье, но ничего не обнаружили.

- Где же искать эту поляну? - задумчиво пробормотал Клайм.

- Эй, смотрите, что это там, за выступом скалы? - воскликнула Таффи, указывая наверх.

Высоко на склона горы темнел вход в пещеру, скрытый от посторонних глаз гранитным выступом. Его трудно было заметить, и, если бы не Таффи, друзья даже не обратили бы на него внимания. Вскарабкавшись по осыпи, они очутились на карнизе перед входом в пещеру.

Брегон осторожно заглянул внутрь и удивленно произнес:

- Это не пещера, а туннель. Там впереди светится пятно выхода.

- Интересненько-любопытненько... - оживился Клайм. - Сейчас посмотрим, что там такое...

И он первым шмыгнул в темноту. Брегон и Таффи не отставали. Вскоре они выбрались на противоположную сторону туннеля и замерли от удивления. Друзья попали на чудесную поляну, которая, словно на дне гигантской чаши, расположилась в окружении высоких гор. По зеленому ковру, усыпанному сочными алыми ягодами, расхаживали большие птицы. Важно задрав головы, они не обращали внимания друг на друга.

Чичяврики попытались завязать с ними беседу, но птицы делали вид, что даже не замечают их.

- Ишь какие! - возмутился Брегон. - Надулись, словно индюки... Можно подумать, что они самые умные и самые красивые на всем белом свете!

Таффи улыбнулась и хитро подмигнула друзьям.

- Так не бывает, - громко, чтобы слышали все птицы, заявила она. - Все равно должна быть одна особенно умная и самая красивая.

- А как же это узнать? - спросил Клайм, уже догадываясь, что Таффи что-то придумала.

Дело в том, что с левой стороны от выхода из туннеля чичяврики заметили небольшой источник, который все птицы старательно обходили стороной.

«Очевидно, - подумала Таффи. - Это и есть тот самый Источник правдивости с горькой водой, о котором говорила Дремлюга».

Птицы, хоть и делали вид, что никого не замечают, начали украдкой прислушиваться к разговору чичявриков. Еще бы! Ведь каждая из них хотела доказать, что она лучше всех.

- Узнать это проще простого! - воскликнула Таффи. - Та из птиц, которая больше всех выпьет воды из Источника правдивости, и будет самой-самой умной и красивой.

И тут случилось невероятное. Птицы одновременно со всех ног бросились к источнику и, сгрудившись вокруг него, принялись с жадностью глотать воду, не обращая внимания на горечь. Каждая из них хотела доказать, что она самая-самая... Но постепенно, под воздействием воды правдивости, птицы начали приходить в себя. Им стало стыдно за свое глупое хвастливое поведение. Одна за другой, смущенно опустив головы, они украдкой уходили в туннель и улетали.

Вскоре на Тайной поляне не осталось ни одной птицы.

- Ура! Сработало! - закричали Клайм и Брегон, радостно прыгая вокруг подружки.

- Погодите, рано радуетесь, - остановила их чичявричка. - Это сейчас птицы поумнели. А если они через несколько дней опять прилетят сюда и наедятся ягод зазнайства?!

Брегон озадаченно почесал в затылке.

- Да-а... Как же быть?

- Может, затопчем ягоды? - предложил Клайм.

- Нет, это не поможет, - вздохнула Таффи.

- Почему?

- Да потому, что все ягоды мы не вытопчем - вон их сколько! К тому же все-равно через некоторое время вырастут новые. Нет, не годится...

- Мне, например, даже жалко их топтать, - неожиданно признался Брегон. - Они такие красивые и аппетитные на вид! Наверное, сладкие...

Брегон мечтательно зажмурился.

- А ты попробуй, - предложил Клайм. - Станешь таким же глупым зазнайкой, какими были птицы! Потом придется и тебя горькой водичкой отпаивать!

Брегон шмыгнул носом, но ничего не ответил. Он отвернулся и стал рассматривать густые заросли на противоположном краю поляны. Неожиданно что-то привлекло его внимание - Брегон даже подался вперед, навострив любопытствующий нос. Он дернул Клайма за рукав и растерянно прошептал, указывая на заросли:

- Кажется, там кто-то живет...

В просвете между деревьями виднелась стена старого покосившегося бревенчатого дома.

- Ой, а вдруг там колдун?! - предположила Таффи.

- Или пираты?! - добавил Клайм.

Брегон испуганно попятился.

- Давайте лучше уйдем отсюда, - предложил он. - Мало ли что...

- Ну да, как бы не так! - возразил Клайм. - Если хочешь, уходи, а мы с Таффи осторожненько разузнаем, что это за дом, и кто в нем обитает?

Взявшись за руки, Клайм и Таффи направились к зарослям. Брегон нерешительно потоптался на месте, а затем последовал за друзьями. Во-первых: ему очень не хотелось, чтобы над ним смеялись, а во-вторых: Брегону и самому было ужасно любопытно.


НАХОДКА

Домик был очень старый и, повидимому, в нем уже давным-давно никто не жил.

Клайм толкнул дверь, и она с пронзительным скрипом распахнулась. Внутри было сухо и пыльно. В темных углах, как в гамаках, дремали в паутине толстые ленивые пауки. Они выпучили на незванных гостей сонные глазки-бусинки и раздраженно зашелестели.

Чичяврики вошли внутрь, настороженно оглядываясь по сторонам.

Посреди большой комнаты стоял грубый, потрескавшийся от времени дубовый стол. На нем лежала ржавая кривая сабля,а под столом валялись рассохшиеся деревянные ведра.

Увидев их, Таффи обрадованно воскликнула:

- Я придумала! Мы будем этими ведрами носить воду из Источника правдивости и поливать поляну. Тогда ягоды зазнайства станут самыми обычными и их можно будет есть без опасения.

- Молодец, Таффи! - похвалил Клайм. - Это ты здорово придумала!

Подхватив ведра, чичяврики побежали к источнику и принялись за дело. Они поливали поляну до тех пор, пока не осталось ни одного клочка сухой земли.

- Ну вот, теперь можно и ягодами подкрепиться, - решила Таффи.

- Это не опасно? - засомневался Брегон. - Вдруг они еще не исправились?

- А ты попробуй, - посоветовал Клайм.

- Почему я?! - обиделся Брегон. - Чуть что, сразу на меня все шишки сыпятся. Что, я хуже всех?!

- Ну что ты, Брегончик! - возразила Таффи.

- Ты у нас лучше всех! - добавил Клайм, хитро усмехаясь. - Поэтому тебе такая честь: всюду быть первым! А если что-нибудь случится, мы с Таффи придумаем, как это исправить.

Брегон с подозрением покосился на Клайма, а затем наклонился и, сорвав одну ягодку, опасливо положил ее в рот. Тотчас его физиономия расплылась в широкой улыбке.

- Вку-у-усно! - восторженно заявил он и принялся пригоршнями сгребать ягоды и набивать ими рот. Клайм и Таффи тоже полакомились. Ягоды и в самом деле оказались очень вкусными и, что самое главное, теперь они были абсолютно безвредными.

Вскоре Клайму надоело ползать на четвереньках по поляне, и он решил обследовать заброшенный дом. Вначале он исследовал все углы в комнате, но ничего интересного, кроме старой одежды, подзорной трубы и разбитого морского компаса, не обнаружил. Тогда чичяврик по приставной лестнице забрался на чердак.

Через дыры в крыше пробивался рассеяный солнечный свет. Повсюду валялись обрывки полусгнившего каната, а в одном месте они прямо громоздились целой кучей.

- Что же это такое? - огрченно пробормотал Клайм. - Ничего интересного! Даже не известно, кто в этом доме раньше жил...

От нечего делать, он пнул ногой кучу, и она свалилась набок, открывая взору ошеломленного чичяврика большой дубовый сундук, окованный медными полосами. Не веря своим глазам, Клайм на цыпочках подкрался к сундуку, словно боясь его спугнуть, и потянул за кольцо, укрепленное на крышке. Раздался скрип, и крышка откинулась... Под ней лежал аккуратно сложенный черный флаг, на котором был вышит белый череп и две перекрещенные кости.

- Вот это да! - не удержался Клайм. - Настоящий пиратский клад!

Подбежав к одной из дыр в крыше, он высунулся наружу и крикнул:

- Таффи! Брегон! Бегите сюда! Я тут такое нашел!

Друзья не заставили себя долго ждать. Вихрем ворвавшись на чердак, они присели на корточки возле сундука, с восторгом разглядывая находку.

- Вот, пиратский клад! - гордо объявил Клайм. - Под этим черным флагом наверняка лежат несметные сокровища!

- Чего же ты ждешь?! - нетерпеливо воскликнул Брегон. - Показывай быстрее!

Клайм, как заправский фокусник взял флаг за уголок и резко выдернул его из сундука. Под флагом... ничего не было. Вернее не то, чтобы совсем ничего, просто там не было сокровищ. На дне сундука лежал потертый бронзовый ключ, очки с розовыми стеклами и пожелтевшая от времени карта.

- А где же сокровища? - разочарованно протянули Брегон и Таффи.

Клайм растерянно пожал плечами и развел руки.

- Я и сам не знаю... - признался он.

Таффи взяла необычные очки и примерила их.

- Ой, как здорово! - восторженно воскликнула она, хлопая в ладоши. - Наверное, это очки от грусти...

Клайм и Брегон по очереди примерили очки. И в самом деле, если смотреть через розовые стекла, то все вокруг становилось ярким и веселым.

Вернув очки Таффи, Клайм достал ключ, повертел его в руках и передал Брегону. Тот в свою очередь осмотрел находку со всех сторон, даже зачем-то понюхал и, пряча ключ в карман, загадочно произнес:

- Когда-нибудь пригодится...

Бережно взяв карту, Клайм развернул ее и огорченно пробормотал:

- Не везет, так не везет... Тут ничего не написано.

Брегон и Таффи склонились над картой.

- Странно... - сказала Таффи. - И в самом деле нет ни слова, даже ни одной буковки. Вот только в одном месте красный крестик нарисован.

- Где?

- Да вот, в самом углу.

На загадочной карте был нарисован какой-то остров или материк. Но нигде не было ни одного слова или обозначения, которое указывало бы на то, где это находится. Лишь в одном месте на самой кромке береговой линии был нарисован маленький красный крестик.

- Интересненько... любопытненько... - заволновался Клайм, потирая руки. - Кажется, я догадываюсь, что это означает...

- Что?

- Клад!

- Откуда тебе это известно? - возразил Брегон. - Может быть, это какой-нибудь город или вообще не известно что?!

- Как бы не так! Сам подумай - в пиратском сундуке сокровищ нет, а всем известно, что у пиратов всегда было полным-полно сокровищ! Значит, они где?

- Не знаю, - виновато признался Брегон.

- Эх, ты! - Клайм щелкнул приятеля по носу. - Все сокровища зарыты в этом месте!

С этими словами он ткнул пальцем в место, обозначенное на карте крестиком.

- Даже, если это и так, то где находится это самое место? - резонно заметила Таффи. - Ведь мы даже не знаем, что это за карта и какая земля на ней изображена...

- Это правда, - согласился Клайм. - Но я надеюсь, что в библиотеке Южных Ворот мы найдем похожую карту с надписями и узнаем, где зарыт клад!

В это время откуда-то издали донеслись едва слышные крики. Это мореходы звали чичявриков.

- Ой! - воскликнула Таффи. - Наверное, нас давно ищут, ведь прошло уже так много времени с тех пор, как мы ушли, никому ничего не сказав. Нужно возвращаться.

- И побыстрее, - добавил Брегон. - А то на ужин опоздаем!

Клайм заговорщически подмигнул друзьям и предложил:

- Давайте пока никому не будем говорить о нашей находке?! Сначала сами отыщем клад, а потом уже все расскажем. Согласны?

- Согласны, согласны, - заторопился Брегон. - Бежим быстрее на корабль!

Таффи и Брегон положили свои находки в карманы, а карту Клайм спрятал под рубашку. После этого друзья со всех ног припустили в обратный путь.

Когда они прибежали на корабль, Хэндсвел хорошенько их отчитал, но затем простил и позвал на ужин.

Брегон набросился на еду, словно голодал целую неделю. Да и Клайм от него не отставал. Мореходы только добродушно посмеивались, глядя на чичявриков.

После ужина все расселись на палубе. Капитан Хэндсвел достал свою любимую трубочку и запел веселую песенку про двух слонов:


Жили - были два слона.

Жили - не тужили,

Потому что два слона

С книгами дружили.

Приходили к ним детишки -

И девчонки, и мальчишки.

Прибегали и зверята -

Медвежата и зайчата,

Оленята, барсучки,

Львята и бурундучки...

Каждый вечер собирались,

Веселились, развлекались -

Дружно песни распевали,

Пили чай и танцевали,

А потом читали книжки.

Даже шустрые мартышки

Не вертелись не галдели,

А, раскрывши рты, сидели.

Вот такие два слона

Жили - не тужили,

Потому что два слона

С книгами дружили!


На темном небосводе высыпали крупные яркие звезды. Теплый ветерок овевал лица чичявриков, лаская и убаюкивая их. Наступила ночь.

*          *          *

Через несколько дней корабль мореходов вернулся в Восточную гавань. Таффи, Клайм и Брегон еще немного погостили у Финли, а затем простились и отправились домой вместе с, возвращавшимися в Пещерный город, гномами.

Старый Рулл уже заждался Таффи, скучая по ней. Он пригласил всех в дом на угощение, которое приготовил в честь возвращения дочери из морского путешествия.

Рассказам и воспоминаниям не было конца. Перебивая друг друга, Клайм и Брегон поведали о забывчивой птице Дремлюге, о Тайной поляне и ягодах зазнайства, об Источнике правдивости и заброшенном домике, о красотах Острова говорящих птиц и о морском путешествии... Только о ключе, очках с розовыми стеклами и загадочной карте друзья умолчали. Уж очень им хотелось самим разгадать эту тайну.


Понравилась сказка?! Поделись с друзьями!




© Multeashki 2012 - 2017

Яндекс.Метрика